Анализ стихотворения Бориса Пастернака «Зимняя ночь»

Анализ стихотворения Бориса Пастернака «Зимняя ночь».

Елена Бахтина

11-й класс

Кировский экономико-правовой лицей

Зимняя ночь… Вы произнесли эти слова, и что предстало перед мысленным взором? Может быть, тишина и спокойствие, легкий, уютный снег, полная луна и россыпь звезд по иссиня-черному небу? А может быть, метель за окном, вихрь снежных хлопьев, сумасшедшая пляска духов природы и единственная тихая пристань — дом, свеча на столе?..

В 1946 году Борис Пастернак пишет стихотворение «Зимняя ночь». Совсем недавно закончилась война. Казалось бы, вот оно, наступившее спокойствие! Но бури мировых потрясений не утихли и, наверное, не утихнут никогда. Где же спасение? Что поможет человеку в водовороте страстей не затеряться, сохранить свой хрупкий внутренний мир? И поэт дает ответ: дом, очаг — обитель надежды и спокойствия. Но этот ответ не однозначен.

Давайте вернемся к стихотворению и посмотрим, что хотел сказать автор читателю, какие мысли он выразил в стройной череде строк.

Это произведение — стихотворение-сомнение, уход, бегство. Не случайно оно полностью построено на приеме антитезы, то есть на противопоставлении. Рефреном из строфы в строфу следует двустишие:

Свеча горела на столе,

Свеча горела.

Свеча — символ надежды, тихого счастья, уединения и чистоты. Этот огонек, являющийся для лирического героя центром Вселенной, центром его мира, легко потушить. Достаточно легкого дуновения — и вот уже

…жар соблазна

Вздымал, как ангел, два крыла

Крестообразно.

Жар, огонь — символ эмоций, страстей. Но это «жар соблазна». Огонь свечи — светоч жизни тихой, уединенной. Автор изобразил одну стихию в двух диаметрально противоположных ипостасях. Но основой произведения все-таки является антитеза огня и льда.

Обратим внимание на первую строфу:

Мело, мело по всей земле

Во все пределы.

Свеча горела на столе,

Свеча горела.

Первые две строки погружают в зиму, рой снежных хлопьев, метель. Причем холодная стихия — царица всего мира, «всей земли», все ей подчинено. И лишь одинокая свеча храбро противостоит этой снежной королеве. Та возмущена, разъярена, и вот:

Как летом роем мошкара

Летит на пламя,

Слетались хлопья со двора

К оконной раме.

Метель лепила на стекле

Кружки и стрелы.

Противостоянием дикой пляски, борьбы духов природы и бытия и одинокой человеческой души — свечи — «Зимняя ночь» напоминает пушкинских «Бесов». Но итог здесь совсем иной. Если у Пушкина демоны в образе стихии переворачивают возок затерявшегося путника, ломают его сопротивление, то здесь внешние силы не могут окончательно победить маленький огонек, этот светоч надежды. Последняя строфа повторяет первую:

Мело весь месяц в феврале,

И то и дело

Свеча горела на столе,

Свеча горела.

Последние две строки совпадают, но не первые. Обратим на них внимание. В первой строфе нет ощущения времени, действие сливается с бесконечностью. Это подчеркивается повтором: «мело, мело…» В последней строфе уже поставлены четкие временныRе рамки: «в феврале», к тому же слово «мело» не повторяется. Значит, зимняя буря не бесконечна, она имеет свое завершение. Заключительная строка — «свеча горела» — утверждает победу жизни и надежды. Эта борьба, порой житейская, порой неоправданная, заканчивается в пользу чистого источника света, храбро отстоявшего свое право на жизнь. Именно противостояние жизненным бурям как внешнего мира, так и...


внутреннего является главной идеей произведения. Ее раскрытию служит и кольцевая композиция «Зимней ночи», и эмоциональная окраска произведения. Если мы внимательно приглядимся к нему, прислушаемся к звучанию слов, то поймем, что она очень ярка и красочна. Стихотворение написано ямбом «старинным, допотопным», по словам В. Ходасевича, более всего отражающим сильную эмоциональную окраску стиха. Казалось бы, что в этом такого? Ямб традиционный, четырехстопный… Но посмотрим на вторую и четвертую строки каждой строфы. Они укорочены. Здесь всего две стопы. К тому же в первой и третьей строках применяется мужская рифма, а во второй и четвертой — женская. Разумеется, это не случайно. Используемые приемы являются красками в палитре поэта для придания яркости эмоциональному настрою стихотворения. Строки укорочены — и вот антитеза огня и льда выделена, обращает на себя внимание. Но жестокости и грубости здесь нет. Этому способствует прием аллитерации:

Мело, мело по всей земле

Во все пределы…

Или в другой строфе:

Метель лепила на стекле

Кружки и стрелы.

Или согласные звуки:

Метель лепила на стекле

Кружки и стрелы.

В данном случае указанный прием придает метели звонкость, легкость, мы слышим своеобразный хрустальный звон льдинок, но чувствуем безжизненность. И это снова играет на антитезу.

Она применяется и в описании внешнего поэтического мира. Он суетлив, жесток, бесцветен:

И все терялось в снежной мгле,

Седой и белой.

В нем легко пропасть, исчезнуть. Он с легкостью поглотит все чуждое, несвойственное. А вот та часть мира, где царит свеча; для ее описания автор употребляет слова, обозначающие простые, домашние вещи, — это «потолок», «два башмачка», «воск», «слезы», «ночник», «платье» и так далее. Здесь мило и уютно, но и сюда доносятся отзвуки другого мира, и здесь есть место борьбе и сомнениям:

На озаренный потолок

Ложились тени,

Скрещенья рук, скрещенья ног,

Судьбы скрещенья.

И падали два башмачка

Со стуком на пол.

И воск слезами с ночника

На платье капал.

Таким образом, внешний мир стихотворения обрисован достаточно четко. Если проанализировать используемые в произведении существительные, то практически все они относятся именно к его описанию. Внутренний же мир лирического героя стихотворения представить довольно трудно. О нем почти ничего не сказано, он дан отдельными штрихами. Мы можем лишь догадываться о чувствах, владеющих душой лирического героя. Проникновение в его внутренний, духовный мир заставляет нас думать, размышлять, потому что, как и всякое лирическое произведение Б. Пастернака, «Зимняя ночь» несет мощный философский потенциал.

Душой лирического героя завладели сомнения, «жар соблазна». Этот жар коварен, здесь употребляется любопытное сравнение:

…И жар соблазна

Вздымал, как ангел, два крыла

Крестообразно.

Мы видим явное несоответствие: соблазн, являющийся исключительной прерогативой сатаны, сравнивается с ангелом, символом чистоты и непорочности. Выделенное слово «крестообразно» — символ христианства — опять, словно в насмешку, приписывается пороку. И это является ярким показателем мятущейся души лирического героя: где зло? где добро? что лучше, а что хуже? Как найти ответы на эти вопросы? Как не растеряться? Единственной соломинкой, единственным ориентиром в пространстве является символическая «свеча» — оплот веры и надежды. Будет она светить или погаснет под натиском жизненных неурядиц — зависит от самого героя.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...
Анализ стихотворения Бориса Пастернака «Зимняя ночь»