Биография Мережковский Дмитрий Сергеевич

(1866 — 1941)

Дмитрий Сергеевич Мережковский родился 14 августа 1866 года в Петербурге, в одном из императорских дворцов — Елагинском, в семье действительного тайного советника, столоначальника придворной конторы. Его прадед — Федор Мережки был войсковым старшиной на Украине и служил в Измайловском полку и, очевидно, тогда дед и сменил украинскую фамилию на русскую; в жилах бабушки текла кровь князей Курбских; дед по материнской линии — из крупного чиновничества — управлял канцелярией петербургского оберполицмейстера (градоначальника). В семье Мережковских было девять детей — щесть сыновей и три дочери. Дмитрий — младший из сыновей. Чувство семьи было связано у Дмитрия Сергеевича с матерью. Они испытывали друг к другу взаимную нежность. Она умерла 20 марта 1889 года, когда Дмитрию было 23 года…Отец был богат, но считал, что дети сами должны обеспечивать свою жизнь. Он умер в 1908 году, когда Дмитрий был в Париже.
Мережковский сначала учился в третьей классической гимназии, затем, в 1884 году, он поступил на историко-филологический факультет Петербургского университета. Увлекся теориями О. Конта, Г. Спенсера, Дж. С. Милля, Ч. Дарвина, проявил интерес к новейшей французской литературе. Постигал он и различные религиозные учения, а также сектантство. Тогда же Мережковского захватили народнические идеи.
Первые стихи начал писать еще в гимназии. Впоследствии сам определил их как подражание пушкинскому «Бахчисарайскому фонтану». В 1880 году отец отвез сына к Ф. М. Достоевскому. Достоевский без восторга согласился прослушать стихи молодого человека, после чего подвел итог: «Чтоб хорошо писать — страдать надо, страдать!». Встреча с Достоевским стала одним из глубочайших переживаний юности.
В том же году Мережковский познакомился с С. Надсоном, юнкером Павловского военного училища. Через восемь лет после этого знакомства вышел в свет первый сборник стихов Д. Мережковского, и в их мотивах, их тональности угадывалось некоторое влияние поэзии Надсона.
Темы стихотворений Д. Мережковского 1880-х гг. — одиночество поэта («Поэту наших дней» (1884 г.):
«Молчи, поэт, молчи: толпе не до тебя.
До скорбных дум твоих кому какое дело?
Твердить былой напев ты можешь про себя, —
Его нам слушать надоело…
Не каждый ли твой стих сокровища души
За славу мнимую безумно расточает, —
Так за глоток вина последние гроши
Порою пьяница бросает.
Ты опоздал, поэт: нет в мире уголка,
В груди такого нет блаженства и печали,
Чтоб тысячи певцов об них во все века
Во всех краях не повторяли.
Ты опоздал, поэт: твой мир опустошен —
Ни колоса в полях, на дереве ни ветки,
От сказочных пиров счастливейших времен
Тебе остались лишь объедки…
Попробуй слить всю мощь страданий и любви
В один безумный вопль; в негодованье гордом
На лире и в душе все струны оборви
Одним рыдающим аккордом, —
Ничто не шевельнет потухшие сердца,
В священном ужасе толпа не содрогнется,
И на последний крик последнего певца
Никто, никто не отзовется!»
«Я хочу, но не в силах любить я людей: Я чужой среди них…»), опустошенность души («…в душе — ни веры, ни огня…»), призрачность жизни и обманчивость чувств («Не печаль, а только след печали, Не любовь, а только тень любви», «Безмолвным сумраком полна душа моя: Ни страсти, ни любви с их сладостною мукой, — Все замерло в груди…лишь чувство бытия Томит безжизненною скукой»). Его лирический герой — мрачный романтик, разочарованный, отчаявшийся скептик, но и мечтатель, нечто средне между Онегиным и Ленским, Печориным и Грушницким.
В 1888 году Д. С. Мережковский предпринял путешествие по Закавказью, остановился в Боржоми и там познакомился с девятнадцатилетней Зинаидой Гиппиус. 8 января 1889 года, в Тифлисе, они обвенчались. Вскоре молодые переехали в Петербург.
В начале 1890-х годов Д. С. Мережковский сблизился с сотрудниками журнала «Северный вестник», прежде всего с редактором А. Волынским. Вокруг «Северного вестника» объеденились первые русские символисты: Д. Мережковский, З. Гиппиус, Н. Минский, К. Бальмонт, Ф. Сологуб и другие. Выступления авторов «Северного вестника» имели серьезный резонанс. Они стали популярны. Популярной стала и поэзия Мережковского. Его имя уже ассоциировалось с литературной элитой, его стихи читали на всевозможных журфиксах, а в 1892 году увидела свет его вторая поэтическая книга — «Символы. Песни и поэмы».
Тогда же он выступил с публичной лекцией «О причинах упадка и о новых течениях современной русской литературы». В 1893 году лекция была издана отдельной книгой. Работа Мережковского не наносила удар по эстетике русской классической литературы. Более того, в ней указывалось на наличие всех трех признаков нового искусства (а именно: мистического содержания, символов, расширения художественной впечатлительности) уже в творчестве Толстого, Тургенева, Достоевского, Гончарова. Новое искусство, по убеждению Мережковского, лишь продолжает эти тенденции классики.
Союз с А. Волынским был недолгим. Волынский далеко не все принимал в философии символизма, и его сближение с Мережковским произошло прежде всего на почве их хлопот о новой поэзии и негативного отношения к гражданским приорететам утвердившейся литературной критики. Первый роман Мережковского «Отверженный» (впоследствии «Смерть богов. Юлиан Отступник») опубликован в 1895 году на страницах...


журнала в урезанном и искаженном виде — сказалась редактура Волынского. Уже следующий роман — «Леонардо Да Винчи» в «Северном вестнике» напечатан не был.
Вскоре Мережковский сблизился с дягилевским окружением — художественные и литературные «Сливки» той поры, собрания которых проходили в доме С. П. Дягилева. В этой творческой атмосфере зародился блистательный ежемесячный журнал «Мир искусства». Редакция расположилась в квартире Дягилева.
Литературный отдел в журнале вел Д. В. Философов, с которым Д. Мережковский познакомился еще в 1892 году, когда тот еще был студентом Петербургского университета. С 1901 года началась их пятнадцатилетняя дружба. Мережковский, Гиппиус и Философов объединились в тройственный союз, в общину единомышленников, смыслом существования которой стало утверждение идей Третьего Завета, царства Духа. По инициативе Д. Философова журнал предоставил свои страницы Мережковскому, Минскому, Розанову, Гиппиус, Шестову… Самая значительная литературно-критическая работа Мережковского, в которой он выступил и как религиозный мыслитель, — «Лев Толстой и Достоевский»- опубликована в «Мире искусства» (1901-1902).
Религиозно-философское направление постепенно завоевывало журнальное пространство, что стало причиной недовольства Бенуа. В редакции обозначилось два полюса: философский и художественный. В 1903 году эти разногласия выплеснулись на страницы «Нового пути» полемикой Бенуа с Мережковским.
Однако своим интересам Мережковский не изменил: он целиком сосредоточился на религиозно-философских вопросах, на истории, современности и будущем христианства и Христианской Церкви.
В 1902 году Мережковский занялся созданием литературного журнала «Новый путь», первый номер которого вышел в свет в ноябре 1902 года. В журнале печатались религиозные произведения, идеи Соловьева, отчеты с Религиозно-философских собраний. В апреле 1905 года синодальная власть запретила Религиозно-философские собрания. Мережковский, дабы удержать журнал на плаву, написал роман «Петр и Алексей». Политическую тему в журнале был приглашен вести С. Булгаков. Разногласия между Мережковским и группой Булгакова привели к тому, что Мережковский вместе с Гиппиус добровольно устранились от сотрудничества в журнале, сохранив дружеские отношения с Булгаковым и редакцией в целом.
Еще в 1890-е годы Мережковский начал писать первую трилогию, в которой выразил свою философию истории и свой взгляд на будущее человечества. Трилогия получила название «Христос и Антихрист».
В 1904 году произошла личная встреча Мережковского с Толстым. Это произошло в Ясной Поляне.
Летом 1905 года Мережковский заговорил о поездке за границу. 14 марта 1906 года он и Гиппиус покинули Петербург и через день уже были в Париже. Там они встречаются с А. Белым, Н. Минским, К. Бальмонтом, А. Бенуа, сближаются с Г. Плехановым и Б. Савинковым. Парижская деятельность Мережковского направлена на утверждение «нового религиозного сознания», внутрнней Церкви. Для этого устраиваются русские «субботы», читаются лекции. 11 июня 1908 года Мережковский и Гиппиус возвратились в Россию.
В 1908 году одна за другой вышли книги Мережковского «Не мир, но меч. К будущей критике христианства» и «В тихом омуте». 13 января 1910 года в книжных магазинах появилась его книга «Больная Россия», в состав которой вошли статья, опубликованные в газете «Речь» в конце 1908 и в 1909 году.
Основной пафос его работ 1908-1909 годов сводился к тому, что христианская идея в России вывернута наизнанку. В 1908 году он завершил начатую еще в Париже драму «Павел I». Затем были написаны романы «Александр I» (1913) и «14 декабря» (1918). Эти вещи образовали трилогию. При первой публикации романа «14 декабря» вся трилогия была названа «Зверь из Бездны».
Мережковский выступил как неохристианин не только в своих романах и публицистике, но и в литературно-критических работах. Его дебют как литературного критика состоялся в 1888 году в «Северном вестнике». Это была статья о Чехове — «Старый вопрос по поводу нового таланта». В дальнейшем последовал целый ряд статей — опять о Чехове, а еще о Короленко, Розанове, Андрееве, Чаадаеве, Достоевском, Тургеневе, Майкове, Гончарове, Льве Толстом, Лермонтове, Гоголе, Некрасове, Тютчеве…
Октябрьскую революцию Мережковский принял враждебно. В конце 1919 года он и Гиппиус оставили Петербург и отправились в Польшу вместе с Д. В. Философовым и студентом филологического факультета Петербургского университета В. А. Злобиным. Но вскоре, в ноябре 1920 года, чета Мережковских перебралась в Париж.
В эмиграции Мережковский работал с такой же творческой жадностью, как и в России. С 1924 по 1939 года он выпустил множество литературных произведений: роман «Тутанкамон на Крите» (1924), «Мессия» (1925), «Тайна трех. Египет и Вавилон» (1925), «Наполеон» (1929), «Тайна Запада: Атлантида — Европа» (1931), «Иисус Неизвестный» (1932-1933), «Павел и Августин» (1937), «Франциск Ассизский» (1938), «Данте», «Мессия» (1939).
За границей Мережковский яростно осуждал большевизм, и даже съездил в Италию, чтобы просить фашистского диктатора Муссолини совершить крестовый поход против Советского Союза, на что тот ответил отказом. После возвращения в Париж осенью 1941 год, заклейменный русской эмиграцией за германофильство (распространение взглядов Германии), он оказался в общественной изоляции. Однако вести о зверствав гитлеровских войск в России заставили Мережковского усомниться в своем выборе. Незадолго до смерти он, по свидетельству В. Мамченко, осудил Гитлера.
Дмитрий Сергеевич Мережковский скоропостижно скончался 7 декабря 1941 года.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...