Биография Жуковский Василий Андреевич

(1783 — 1852)

Отец Жуковского — Афанасий Иванович Бунин, помещик Тульской губернии, владелец с. Мишенского, мать — Сальха, турчанка по происхождению, взятая в плен русскими при штурме Бендер в 1770. Согласно семейным преданиям, была привезена в Мишенское и подарена Бунину одним из его крепостных, участником русско-турецкой войны. По другим (новейшим) данным, Сальха была взята в плен майором К. Муфелем, отдавшим ее на воспитание Бунину. Получив при крещении имя Елизаветы Турчаниновой, почти безвыездно жила в Мишенском вначале в качестве няньки при младших детях Буниных, а затем — домоправительницы (экономки) . Родившийся у нее сын по желанию Бунина усыновлен А. Г. Жуковским (жившим на хлебах у Буниных). Это позволило Жуковскому избежать участи незаконнорожденного, но для получения дворянства потребовалось зачисление малолетнего Жуковского на фиктивную военную службу (в Астраханский гусарский полк); в 1789 он произведен в прапорщики, что давало право на дворянство, и по ходатайству Бунина в том же году «род Василия Андреевича Жуковского» внесен в дворянскую родословную книгу Тульской губернии; дальнейшая «воинская» служба потеряла смысл, и в ноябре 1789 Жуковский уволен «по прошению своему от службы».
Первоначально образование Жуковский получил в кругу семьи Буниных, где рос на правах воспитанника. При переезде семейства на зимнее время в Тулу Жуковский сначала обучался в частном пансионе Х. Ф. Роде (1790), после закрытия которого мальчика определили в Главное народное училище (1792). Исключенный из училища директором Ф. Г. Покровским «за неспособность», Жуковский продолжал обучение в тульском доме В. А. Юшковой. Здесь будущий поэт впервые приобщился к литературному творчеству. Для постановки на домашней сцене он в 1795 сочинил трагедию «Камилл, или Освобожденный Рим» и пьесу «Госпожа де ла Тур» по мотивам романа Бернардена де Сен-Пьера «Павел и Виргиния».
После смерти Бунина (1791) заботы о подрастающем Жуковском взяла на себя бабушка (М. Г. Бунина), разделившая их с родной матерью поэта. Однако постепенное осознание материальной зависимости от Буниных и неустойчивости своего положения в их семье стало для Жуковского источником глубоких внутренних переживаний, отразившихся в ранних дневниковых записях. В 1797 он был определен в Благородный университетский пансион (Москва).
Пребывание в пансионе (1797- 1800) — важнейший период творческого формирования будущего поэта. Жуковский стал одним из активных участников «Собрания воспитанников университетского Благородного пансиона» и выпускаемого им альманаха «Утренняя Заря». Первое печатное произведение Жуковского — лирическое стихотворение «Майское утро». Его пансионские сочинения — по большей части подражательные торжественные оды «на случай» или речи, предназначенные для ежегодных пансионских актов и выступлений в «Собрании воспитанников…» («Могущество, слава и благоденствие России», 1799, «Мир», 1800; речь «О начале общества, распространении просвещения и об обязанностях каждого человека относительно к обществу», 1799), либо стихи и прозаические отрывки на заданные наставниками темы морально-этического и патриотического характера [«Благоденствие России, устрояемое великим ея самодержцем Павлом Первым», 1797; «Добродетель» («Под звездным кровом тихой нощи»), 1798; «Добродетель» («От света светов луч родился»), 1798; «К надежде», 1800, и др.]. Жуковский воспринимает, однако, и новые литературно-эстетические веяния, связанные с сентиментализмом и предромантизмом. Один из лучших учеников, Жуковский закончил пансион с серебряной медалью в 1800. В начале 1801 вместе с А. Тургеневым, А. Ф. Воейковым, А. Ф. Мерзляковым, С. Е. Родзянко и другими организовал Дружеское литературное общество, просуществовавшее недолго (январь — ноябрь 1801), но сыгравшее заметную роль в утверждении новых — романтических — принципов в русской литературе.
В 1804-1806 поэт перевел флориановскую переделку романа Сервантеса «Дон Кихот», что содействовало ознакомлению отечественного читателя с репертуаром мировой классики. В 1801 году Жуковский поступил на службу «городовым секретарем» в московскую Главную соляную контору. Равнодушие Жуковского к «должности», а еще в большей степени — занятость литературой вызвали «неудовольствие» начальника, заключившего нерадивого подчиненного под «арест», что надолго отвратило его от дальнейших попыток определиться на службу. Сразу после освобождения из-под «ареста» Жуковский подал в отставку и уехал в Мишенское с твердым намерением полностью посвятить себя литературной деятельности.
1802-1807 поэт провел в родных краях, лишь изредка наезжая в Москву для устройства своих литературных дел (заработков переводами) и встречи с московскими литераторами и друзьями. В эти годы интенсивно занимался самообразованием. Эти годы характеризуются многообразием жанровых поисков: сохраняя традиционные жанровые формы, в том числе оду («К поэзии», 1805), Жуковский «испытывает» себя в жанрах военно-патриотического гимна («Песнь барда над гробом славян-победителей», 1806), басни (переводы из Флориана, Лафонтена, Лессинга, Пфеффеля, а также оригинальные басни) и даже «описательной» поэмы (планы «Весны»). Однако в центре его поисков — элегия. С элегией «Сельское кладбище», ставшей, по определению самого Жуковского, началом его самостоятельной литературной деятельности, к молодому писателю приходит литературная известность и читательский успех. В элегии утверждается высокая ценность человека, независимая от его сословной принадлежности. Размышления о смерти приводят поэта к утверждению бытия, его высокого смысла и красоты. Многомерность художественного видения мира, зримая осязаемость поэтических образов, богатство звуковой гармонии стиха, изысканность его мелодического рисунка, многообразие ритмики — эти особенности поэтического дарования Жуковского, впервые проявившиеся в «Сельском кладбище», получают развитие в элегии «Вечер» (1806).
«Вечер» обозначил переход поэта к романтизму. Постепенно элегия получает у Жуковского и более отчетливые признаки жанра национально русского, а текст насыщается острым социальным (и даже политическим) содержанием (такова, например, элегия «На смерть фельдмаршала графа Каменского», 1809, развивающая идею неотвратимости судьбы, неизбежности возмездия за содеянное; поводом к ее написанию послужило убийство М. ф. Каменского, жестокого к крепостным и обесславившего себя в Прутском походе 1807). В дальнейшем Жуковский прибегает к элегии в поворотные моменты творческой эволюции, означая ею важные события внутренней жизни [«Славянка», 1815; «Цвет завета», 1819; «Море», 1822; «Я музу юную, бывало», 1822 или 1824].
Важнейшая веха в творческой биографии Жуковского — 1806 год, ознаменованный «лирическим взрывом», созданием около 50 стихотворений разных жанров: ода и героида («Послание Элоизы к Абеляру», перевод из А. Попа), надписи к портрету и ряд своеобразных романтических песен (особый жанр любовной лирики, весьма популярный у романтиков, стремившихся вернуть песне ее фольклорный элемент). Именно этим годом помечена одна из первых песен Жуковского, внушенных не столько лит. образцами, сколько живым, зарождающимся чувством к своей племяннице (ее мать — сестра поэта по отцу) — Марии Андреевне Протасовой (в будущем — Мойер; 1793-1823)- «Песня»: «Когда я был любим, в восторгах, в наслажденье».
Особый этап литературной деятельности поэта — участие в «Ветснике Европы», лучшем русском журнале 1-го десятилетия XIX в. Став редактором журнала (1808-1809), он способствовал проникновению на его страницы произведений в «новейшем» (то есть романтическом) духе. В 1808-1810 Жуковский жил по преимуществу в Москве, лишь на летнее время уезжая в родные места Орловской и Тульской губерний. Необычайно продуктивно писал критические статьи, где подробно обосновывается позиция журнала: как новое понимание сугубо литературных, эстетических задач, так и общественное, гражданское и социально-политическое назначение журнала, необходимость идти «вровень» с просвещением европейским. Цикл его критических этюдов о писателях обретает широкое программное значение. Он внимательно следит за литературной полемикой и стремится к жанровому обновлению не только русской поэзии, но и прозы.
Однако преобладает в литературных занятиях Жуковского интерес к переводу, преимущественно прозаическому. Ко времени активного участия поэта в «Вестнике Европы» относятся и его собственные прозаические опыты, во многом обусловленные поисками новых для русской литературы форм народности: сказка «Три пояса» (1808), «старинное предание» «Марьина роща» (1809) и историческая повесть «Вадим Новогородский» (1803).
В 1808-1814 Жуковский написал 13 баллад, в том числе вольные переводы: «Людмила» (1808), «Кассандра» (1809), «Пустынник» (1813), «Адельстан» (1813), «Ивиковы журавли» (1814), «Варвик», «Алина и Альсим», «Эльвина и Эдвин» (все три — 1815) и оригинальные баллады «Ахилл», «Эолова арфа» (обе — 1815). В центре этих «маленьких драм» — столкновение человека с судьбой, проблема нравственного выбора, история несчастной любви.
Своеобразным символом новой романтической поэтики стала баллада «Эолова арфа» — прекрасная песня о бессмертии любви и искусства. Особое место в балладном цикле занимает «Светлана» — самое светлое, оптимистическое творение Жуковского. Своеобразный эпилог к циклу баллад — «Двенадцать спящих дев», вольное стихотворное переложение одноименного прозаического романа немецкого писателя К. Г. Шписа.
В 1811, передав издание «Вестника Европы» Каченовскому, Жуковский возвратился в Мишенское. Он постоянно посещает дом Протасовых в Муратове, организует шутливое «чернско-муратовское общество ученых людей», где вместе с другом, композитором-дилетантом Плещеевым, и сестрами Протасовыми разыгрывает пародийно-комические пьесы, издает юмористические журналы «Муратовская вошь» и «Муратовский сморчок» — прообразы арзамасской «галиматьи». Много времени уделяет изданию «Собрания русских стихотворений…» (М., 1810-11), в пяти частях которого решил представить всю русскую поэзию от А. Д. Кантемира и М. В. Ломоносова до современности.
Жуковский под влиянием Карамзина и А. Тургенева погружается в «океан летописей». Творческим претворением этих занятий стало поэтическое переложение «Слова о полку Игореве» (1817-1819).
10 августа 1812 Жуковский был принят в Московское ополчение поручиком. В день Бородинской битвы он находился в резерве; затем, будучи прикомандирован к штабу М. И. Кутузова, составляет в военной типографии листовки, бюллетени, ставшие важной страницей истории русской публицистики 1812. Но его главным словом об Отечественной войне стало стихотворение «Певец во стане русских воинов». Своего рода продолжением идей и мотивов «героической кантаты» станут послания «Вождю победителей» (первоначальное название «К старцу Кутузову»; ноябрь 1812), «Императору Александру» (1814) и стихотворение «Певец в Кремле» (1816). Оправившись от болезни (в горячке лежал в госпитале в Вильне), Жуковский, награжденный чином штабс-капитана и орденом Св. Анны, в январе 1813 приехал в Муратово. Патриотические стихи приносят поэту широкую популярность; после «Сельского кладбища» Жуковский стал известен литературной элите, после «Людмилы» — всем читателям, после «Певца во стане…» — всей России. На Жуковского обращает внимание двор.
Вместе с тем в жизни поэта наступил один из самых драматических периодов: все его попытки получить руку Маши были разрушены твердым противостоянием ее верующей матери, ссылавшейся на недопустимость брака в силу родства влюбленных. Любовная драма стала тяжелым потрясением для Жуковского. Песни и романсы 1813-1814, баллады — поэтическая летопись драматической любви. Вынужденное замужество Маши, а затем и ее ранняя смерть в 1823 определяют трагизм мироощущения поэта. Последней встрече с Машей Жуковский посвятил стихотворение «9 марта 1823 г.».
Октябрь и ноябрь 1814 Жуковский провел в Долбино. Долбинская осень была плодотворной. Шутливые домашние стихи, дружеские послания, обращенные к К. Н. Батюшкову, В. Л. Пушкину, П. А. Вяземскому, баллады, патриотические стихи составляют оригинальную поэтическую систему. Ее единство — в открытии многообразных сфер романтического бытия. Дружба, любовь, страдание, муки и радость творчества, поиск смысла жизни, религия неразделимы в его сознании. Итогом творчества Жуковского 1808-1814 явилось издание «Стихотворений Василия Жуковского», включающее около 80 произведений, в том числе созданную осенью 1815 элегию «Славянка» (ч. 2) — один из шедевров романтической лирики.
Любовь к живописи, которую он называл «родной сестрой» поэзии, поэт пронес через всю жизнь. Его многочисленные рисунки, контакты с художниками-романтиками, прежде всего с К. Д. Фридрихом, статьи о живописи — органическая часть его романтической эстетики. Формула Жуковского: «главный живописец — душа», в равной степени характеризует и его живопись, и поэзию.
В сентябре 1815 Жуковский встретился с лицеистом Пушкиным. 26 марта 1820 поэт подарит Пушкину по случаю окончания им поэмы «Руслан и Людмила» свой портрет с надписью: «Победителю-ученику от побежденного учителя». Дружба поэтов продолжится до гибели Пушкина. В сентябре 1815 в Петербурге состоялась премьера комедии А. А. Шаховского «Урок кокеткам, или Липецкие воды», где в образе «чувствительного поэта» Фиалкина, в его речах-пародиях на «модный род баллад» зрители увидели полемику с Жуковским. Это явилось поводом к образованию литературного общества «Арзамас», членами которого стали Жуковский и его друзья-единомышленники (А. Тургенев, Батюшков, Вяземский, В. Пушкин); позднее в него вступил молодой А. Пушкин. Члены Общества (имевшие прозвища, взятые из баллад Жуковского ) вели борьбу с антикарамзинской «Беседой любителей русского слова», возглавляемой А. С. Шишковым. Бессменный секретарь общества и его душа — Жуковский, получивший прозвище Светлана. Его протоколы (частью стихотворные, написанные гекзаметром) стали ярким памятником литературной борьбы и воплощением арзамасской «смеховой культуры». «Арзамас» дал импульс для консолидации молодых литературных сил, для становления русского романтизма как направления, хотя просуществовал всего два года (до октября 1817).
В январе — мае 1818 появляются 5 выпусков альманаха «Для немногих» («Риг Wenige»), целиком заполненных переводами Жуковского, среди которых такие шедевры, как «Лесной царь», «Мина», «Рыбак» из Гете, «Горная дорога», «Рыцарь Тогенбург», «Голос с того света», «Граф Гапсбургский» из Шиллера. Переводы составляют большую часть творческого наследия Жуковского. Открывая русскому читателю мир Гомера, Гете, Шиллера, он прежде всего переводил их идеи и образы на язык романтизма и...


делал их органической частью русской литературы. Наряду с лирикой поэт осваивал самые различные формы древнего эпоса и европейские поэмы; в 1820-е гг. он переводит гердеровские романсы о Сиде, «Орлеанскую деву» Шиллера, «Шильонского узника» Байрона, «Пери и ангела» Т. Мура, балладу В. Скотта «Замок Смальгольм», отрывки из «Энеиды» Вергилия и «Метаморфоз» Овидия, воспроизводя на русском языке ситуации романтического лиро-эпоса: тюремно-узническую, патриотической жертвенности, безграничной любовной преданности. Жуковский создал теорию романтического перевода, а склад своего художественного мышления определял так: «… у меня почти все или чужое, или по поводу чужого — и все, однако, мое».
В октябре 1818 поэт принят в члены Российской Академии. В 1819-1824 годы Жуковский создал целый ряд стихотворений, сыгравших роль его поэтических манифестов: «Невыразимое», «На кончину Ея величества, королевы Вюртембергской», «Цвет завета», «К мимопролетевшему знакомому Гению», «Жизнь» (1819), «Подробный отчет о луне» (1820), «Лалла Рук» (1821), «Море» (1822), «Я Музу юную, бывало» (1822-1824), «Таинственный посетитель», «Мотылек и цветы» (1824). «Жизнь и Поэзия одно» (стихотворение «Я музу юную, бывало…») — поэтическая формула, выросшая из всей системы лирики этого периода. Открытое Жуковским состояние вдохновения, встречи с «Гением чистой красоты» (образ, впервые возникший в стихотворении «Лалла Рук») стало плодотворным для последующей русской поэзии (прежде всего для лирики для последующей русской поэзии (прежде всего для лирики А. Пушкина). Яркое выражение романтической «философии искусства» Жуковского — стихотворение «Невыразимое» (август 1819); поэзия призвана запечатлевать красоту бытия и его тайны, но подвластно ль выраженью «земным языком» «невыразимое» — «присутствие Создателя в созданье» и «святые таинства», которые «лишь сердце знает»? Используя и метафору, и аллегорию, и миф, и эмблематику, Жуковский создает особый тип символического мышления, что воплощено в общей системе его стихотворений 1819-1824, ставших своеобразной мифологией его романтизма.
Еще в 1815 Жуковский был приближен ко двору. В декабре 1816 ему назначен по высочайшему повелению (принимая во «внимание его труды и дарования») пожизненный пенсион (4000 р. в год). В 1817 он стал учителем русского языка великой княгини, будущей императрицы Александры Федоровны. С 1826 по 1841 — наставник наследника, будущего императора Александра II. Почти 25 лет связи с двором не могли не отложить отпечатка на мировоззрение Жуковского, но душа его осталась чиста. Просветительская идея определяла всю его деятельность. Программа «просвещенной монархии» постоянно сталкивалась с официальным беззаконием и административным произволом, о чем Жуковский неоднократно писал Николаю I и шефу III отделения А. X. Бенкендорфу. Его помощь ссыльным Е. А. Баратынскому и Ф. Н. Глинке, декабристам, А. И. Герцену, участие в судьбах А. В. Кольцова, М. Ю. Лермонтова, освобождение из крепостной неволи Т. Г. Шевченко, родственников А. В. Никитенко — свидетельство верности идеалам личной добродетели и одновременно выражение его общественной позиции.
В 1821-начале 1822 Жуковский в свите великой княгини совершил первое заграничное путешествие. Он встретился с немецкими романтиками, посетил в Швейцарии замок Шильон, где томился герой поэмы Байрона «Шильонский узник», нанес визит Гете, осмотрел Дрезденскую галерею — все это запечатлелось в многочисленных рисунках, дневниковых записях. Перевод поэмы Байрона, размышления в письмах к великой княгине о личности и творчестве Тика и Фридриха, статья «Рафаэлева мадонна» — конкретные творческие следы путешествия. Тогда же поэт закончил перевод драматические поэмы Шиллера «Орлеанская дева», отрывки из которой, так же как и статья «Рафаэлева мадонна», «Путешествие по Саксонской Швейцарии», были напечатаны в альманахе «Полярная звезда» на 1823 и на 1824.
В начале 1823 Жуковский вместе с Воейковыми поселился в доме Меншикова на Невском проспекте. Вечера в салоне А. А. Воейковой («Светланы») собирают виднейших деятелей литературы. Здесь, а позднее на «субботах» в Шепелевском доме, где поэт жил в 1827-1840, обсуждаются новые произведения, идут литературные споры, во многом определившие развитие русской поэзии и общественной мысли. Историко-литературные работы Жуковского «Обзор русской литературы за 1823 год» (1824) и «Конспект по истории русской литературы» (1826-1827) раскрывают деятельность первого русского романтика как организатора литературных сил, пропагандиста и историка русской литературы. К началу марта 1824 вышло в 3 томах третье собрание сочинений поэта — «Стихотворения». Оно подвело итог его поэтической деятельности более чем за 20 лет.
Глава русского романтизма вступал в новый период своего творчества, пафос которого — освоение «повествовательного рода поэзии», стихотворного эпоса.
Постоянный интерес к русской истории, подогреваемый выходом «Истории государства Российского» Карамзина, проявился в работе Жуковского над драмой из эпохи «смутного времени», план которой сохранился в архиве поэта и датирован 14 апреля 1824. В это время Жуковский соприкасался и с общественными идеями декабризма. С. П. Трубецкой и Тургенев предлагали ему ознакомиться с уставом Союза благоденствия и рассчитывали на его участие в декабристском журнале. Но Жуковский не принял это предложение, хотя и разделял антикрепостническую программу декабристов. Отношение поэта к восстанию декабристов было сложным, о чем свидетельствует его письмо к А. Тургеневу от 16 декабря 1825, где он осуждает мятежников. По мере знакомства с событиями и лицами, в них участвовавшими, Жуковский, не принимая восстания как формы протеста, ищет ему оправдания в истории России.
В мае 1826, тяжело заболев, с мрачными мыслями о смерти, свидетельством чего явилось завещание, поэт уехал за границу. В течение полутора лет, в Германии и Франции, он штудирует труды историков о французской революции; знакомится с основами европейским законодательства; в салонах встречается с Ф. Р. Шатобрианом, А. Ламартином и Гизо, посещает Гете в Веймаре.
Возвратившись ко двору, Жуковский много внимания уделяет педагогической деятельности. Но одновременно активизируется его общественная деятельность, создавая ему, по словам Николая I, репутацию «главы оппозиции». Общественные деяния Жуковского: письмо Николаю I об амнистии декабристов, письма по поводу запрещения журнала И. В. Киреевского «Европеец», заступничество за Вяземского, ходатайство о женах декабристов — опирались на его представления о «просвещенной монархии», о свободе человека и законности.
Временем нового творческого подъема поэта стал 1831. В декабре вышли сразу два издания «Баллад и повестей». Первое включало все балладное творчество 1809-1831, второе, однотомное,- лишь новые произведения, созданные в 1828-1831 . В новых балладах все отчетливее проявляется эпическая природа жанра — событийность, повествовательность, интерес к философским проблемам. 12 новых баллад образуют тематическое единство. В центре всех их — тема судьбы, поединок человека и обстоятельств. «Торжество победителей» и «Отрывки из испанских романсов о Сиде» — начало и конец балладного цикла — составляли кольцо героики, внутри которого происходило развитие темы.
Поэтический эпос Жуковского открывал мир в страшном напряжении духовных противоречий личности, колебаниях между смирением, религиозным отречением и протестом, в неравной борьбе с судьбой, и вместе с тем — мир страстной мечты о гармонии.
Лето — осень 1831 Жуковский провел в Царском Селе, где также жил с молодой женой Пушкин. В своеобразном соревновании с Пушкиным Жуковский написал здесь «Сказку о царе Берендее…», «Сказку о спящей царевне», «Войну мышей и лягушек». Во всех трех сказках важен момент творческого пересоздания фольклорного материала, ориентация на авторскую литературную сказку, включающую фольклорные источники, иноязычные образцы.
В июне 1832 Жуковский отправился за границу. Завершив лечение на водах Эмса, поселился с другом, немецким художником Г. Ф. Рейтерном, в швейцарской деревне Верне на берегу Женевского озера, совершая многочисленные прогулки, особенно в горы. Жуковский ведет дневник, делает зарисовки с натуры и много переводит: «Суд в подземелье» (отрывок из поэмы В. Скотта «Мармион»), баллады «Роланд оруженосец», «Плавание Карла Великого», «Рыцарь Роллан», «Старый рыцарь» — все из Уланда, из него же — драматическая повесть «Нормандский обычай», написанная белым 5-стопным ямбом.
В апреле — мае 1833 друзья побывали в Италии. В Риме Жуковский часто встречается с К. П. Брюлловым, А. А. Ивановым, беседует об искусстве со Стендалем, посетившим его вместе с Зинаидой Волконской, осматривает мастерские главы группы «назарейцев» И. Ф. Овербека, немецкого исторического живописца П. Корнелиуса, датского скульптора Б. Торвальдсена, О. А. Кипренского. В сентябре 1833 поэт возвратился в Россию. Участвовал в создании либретто оперы М. И. Глинки «Иван Сусанин» (определив исторический сюжет и написав слова для эпилога), а также государственного гимна «Боже, царя храни» (1-я строфа-перевод начала английского гимна, 2-я и 3-я — А. Пушкина, остальные — Жуковского; муз. А. Ф. Львова). В 1834 предотвратил отставку Пушкина, уладив его конфликт с царем и Бенкендорфом.
В первом номере пушкинского «Современника» (1836), активным сотрудником которого стал Жуковский, является его баллада «Ночной смотр» (перевод одноименного стихотворения И. К. Цедлица), сразу же ставшая благодаря музыке Глинки популярным романсом. В том же году Жуковский завершает начатую еще в 1831 «Ундину». Открывающее «Ундину» посвящение в стихах («Бывали дни восторженных видений») обращено к великой княгине Марии Николаевне (дочери Николая I).
В ноябре 1836 Жуковский предотвратил дуэль Пушкина с Дантесом. Он пытается помочь Пушкину; но 27 января 1837 одним из первых узнает о дуэли и тяжелом ранении Пушкина. Жуковский делает конспективные заметки, важные для понимания последних дней жизни поэта. Его письмо С. Л. Пушкину под названием «Последние минуты Пушкина» и письмо к Бенкендорфу о гибели поэта стали важнейшими общественными документами. Они воссоздают жизненную драму Пушкина и прямо называют Бенкендорфа и двор гонителями поэта. После смерти Пушкина Жуковский много помогал его семье и содействовал изданию его сочинений. В марте 1839 поэт создал вольный перевод «драматической поэмы» немецкого поэта Ф. Гальма «Камоэнс». Трагическая земная участь португальского поэта, автора «Лузиад», оправдана его высоким призванием: «Страданием душа поэта зреет, страдание — святая благодать». Суть романтизма Жуковского — обоготворение поэзии и утверждение ее святого назначения.
Поездка в Англию (1839), посещение сельского кладбища близ Виндзора, где написал свою элегию Т. Грей, вызвала новый интерес Жуковского к ней. Его перевод «Сельского кладбища» 1839 отличается от перевода 1802 не только стихосложением и текстуально: это новое мироощущение. На смену «певцу уединенному» приходит открытый миру герой. Ситуация «заземлена» и «одомашнена».
В августе 1840, во время очередного путешествия по Германии, состоялась помолвка поэта с Елизаветой Рейтерн (1821-1856), дочерью его друга художника, которой он посвятил стихотворение «О, молю тебя, Создатель» (вольный перевод из Н. Ленау). В 1841 Жуковский подал прошение об отставке и уехал в Германию, где 21 мая состоялась его свадьба.
1840-е гг.- новый период в творческой биографии поэта. Несмотря на все попытки Жуковского возвратиться в Россию, обстоятельства его жизни складываются так, что это намерение не осуществилось. Болезнь жены, рождение дочери Александры (1842-1899) и сына Павла (1845-1912), собственная болезнь задержали его в Германии до конца жизни. Однако связи с родиной никогда не прерывались благодаря встречам с земляками, друзьями. Свои произведения поэт печатает в русских журналах, преимущественное в «Современнике» Плетнева и «Москвитянине».
Его творческая деятельность активизировалась в разных направлениях. Он обучает по специальной методе собственных детей, создает для них азбуку, посвящает им детские стихи «Птичка» «Котик и козлик», «Жаворонок», «Мальчик-с-пальчик». Внимательно следя за событиями европейской жизни, откликается на них публицистическими статьями. Выражением общественной философской позиции Жуковского стала книга «Мыслей и замечаний», законченная в 1850 и отвергнутая русской цензурой.
В центре эстетических интересов Жуковского остается проблема «высокой» силы искусства, власти слова и ответственности художника (статьи «О меланхолии в жизни и поэзии», 1846, «О поэте и современном его значении. Письмо к Н. В. Гоголю», 1848, «Две сцены из «Фауста» 1849).
В 1843 перевел стихотворные повести «Маттео Фальконе» (из А. Шамиссо по мотивам повести П. Мериме) и «Капитан Бопп» (источник не установлен). В 1844 для «Москвитянина» создает повести-переводы из Шамиссо и Ф. Рюккерта. В 1845 написал «Сказку об Иване царевиче и Сером Волке» и сказку «Тюльпанное дерево». Параллельно Жуковский развивал теорию «повествовательной поэзии», говорил о сближении поэзии и прозы. Он ищет свою форму национального эпоса. Об этом свидетельствует замысел книги «Повестей для юношества».
Важнейшим этапом на пути реализации концепции эпоса стали переложения образцов восточного эпоса: «Наль и Дамаянти» (1837-1841) — отрывок из древнеиндийского эпоса «Махабхарата», и «Рустем и Зораб» (1846-1847) — эпизод из эпической поэмы Фирдоуси «Шахнаме» в переводах немецкого поэта Ф. Рюккерта получили у Жуковского оригинальное воплощение.
Главным трудом этих лет стал перевод «Одиссеи» Гомера (1842-1849). Жуковский создал романтическую «Одиссею»: Идея противостояния человека судьбе, его бесконечного стремления вперед, к «милой родине», родному дому, любимой и верной жене, сыну получила особую силу эмоционального звучания. В известном смысле перевод Жуковского можно назвать «Одиссеей нового времени», «русской Одиссеей». В 1845-1850 Жуковский «перевел со славянского текста весь «Новый завет»
12 апреля 1852 Жуковский скончался (был похоронен в Баден-Бадене, но в августе его прах перевезли в Петербург и предали земле рядом с могилой Карамзина).


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...
Биография Жуковский Василий Андреевич