Есть милая страна, есть угол на земле

Думаю, поэт Е. Баратынский, кому принадлежат эти строки, имел в виду не всю великую Россию, а “милую страну”, в смысле родную сторонку, то есть свой “угол на земле”. То, что сейчас называют “малой родиной”.

Лучше всего, мне кажется, в далеком и роковом 1941 году об этом написал Константин Симонов в стихотворении “Родина”. Поэт-фронтовик рассказал в нем о чувствах бойца, в последний смертный час вспоминающего “родину такую, какой ее ты в детстве увидал”:

Вот где нам посчастливилось родиться,
Где на всю жизнь, до смерти, мы нашли
Ту горсть земли, которая годится,
Чтоб видеть в ней приметы всей земли.

И заключает Симонов свое стихотворение строчками, которые в те годы повторяли все люди:

Да, можно выжить в зной, в грозу, в морозы,
Да, можно голодать и холодать,
Идти на смерть… Но эти три березы
При жизни никому нельзя отдать.

Такая “малая родина” есть у каждого. У меня это – мой родной город Харьков.

Как-то ко мне приехал двоюродный брат из Львова. Брат так расхваливал свой город: и старинный он, и очень красивый, и западный, и вообще “маленький Париж” . Мне захотелось показать брату в Харькове не только самое-самое, но и просто мои любимые уголки, которые для меня что-то значат.

Сначала я повел его на площадь Свободы. То, что она огромная, вторая в Европе, знают все. Моей заслуги

в том нет. А вот я знаю от отца одну примету, связанную с этой площадью: если идешь с любимой по диагонали площади – лгать нельзя, а то… Что “а то…” – никто не знает. Но я бы не стал рисковать. А как расцветает наша площадь в новогодние и рождественские праздники, в день освобождения Харькова и в День Победы!

С площади я повел брата к памятнику великому Тарасу Шевченко. Он тоже самый-самый, но не по величине: среди множества памятников Кобзарю харьковский самый высокохудожественный.

Я показал брату здания, созданные по проектам архитектора Бекетова. Их немало в нашем городе, и каждое неповторимо, каждое – шедевр.

А еще я показал обновленную привокзальную площадь. Вот пример, как из унылой серой асфальтовой пустыни создано прекрасное, красочное место отдыха с бьющими фонтанами.

Но главное, что я показал брату, – это заветное место, где мы любим бывать с друзьями. Это смотровая площадка в центре города, на Университетской горке. Сквер с Вечным огнем, а внизу большая часть города как на ладони. Подсвечен Благовещенский собор, сверкает, уходя в гору, Полтавский шлях. Хорошо тут стоять молча, думать, любоваться. Вот мой “угол на земле”, его, если грянет грозный час, я буду вспоминать и защищать.



1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

трагедия личности в романе тихий дон
Есть милая страна, есть угол на земле