Гротеск в поэме Гоголя «Мертвые души»

Своеобразие всего гоголевского творчества — это художественный синтез возвышенного и комического, оптимистический пафос, позволяющий писателю пророчески определить великое будущее России, и всеохватывающее воспроизведение смешного в русской жизни практически во всех его вариантах. И в каждой составляющей творчества Гоголя мы неизменно находим гротеск.

Гротеск присущ художественному миру Гоголя как литературный прием, при котором часто преувеличивается не явление в целом, а какая-то его деталь, черта.

В каждом из героев поэмы «Мертвые души» высшего кульминационного развития достигает определенная сторона характера. У Чичикова это стяжательство, так как еще в детстве отец дал ему наставление: «…а больше всего береги копейку: эта вещь надежнее всего на свете». Он стремится к наживе и даже совершает мошенничество, хотя и имеющее почти законное основание: покупает «неосязаемый чувствами звук», фамилии умерших крестьян, которые по ревизской сказке значатся как живые.

У другого героя поэмы, Ноздрева, гротескно преувеличена страсть к исключительным историям, которые он любит рассказывать и в которые попадает сам.

Черта, которая достигает высшего развития у Коробочки, — это ее «дубинноголовость». У нее нет абстрактного мышления, она может мыслить только конкретно, по-бытовому. Когда Чичиков предлагает ей продать ему умерших крестьян, она долго не может понять, каким образом можно это осуществить. Коробочка дословно воспринимает его предложение и восклицает: «Нешто хочешь ты их откапывать из земли?».

Манилов отличается своей чрезмерной сладостностью, его глаза — «сладкие, как сахар», у него приятные черты лица, в их приятность «казалось, чересчур было передано сахару». Манилов заманчиво улыбается и своими манерами и оборотами речи располагает к тому, чтобы о нем сказали: «Какой приятный и добрый человек». Но такого рода сахарность и отсутствие других черт характера лишь отталкивают от него людей. Ведь после съедания большого количества сахара необходима вода, которую Манилов не может предоставить.

В лице Собакевича перед читателем предстает образ «совершеннейшего медведя», прожорливого, неуклюжего; даже массивная мебель его дома похожа на своего хозяина.

Для создания портрета Плюшкина Гоголь использует гротеск в изображении его жадности, с помощью чего этот помещик оказывается метафорической «прорехой на человечестве».

Как при создании галереи образов помещиков, так и при создании группового портрета чиновников Гоголь этот свой любимый прием преувеличения. В каждом образе писатель выделяет только одну характеризующую персонаж деталь. Но эта деталь до такой степени незначительна, что с ее помощью никак нельзя...


представить себе того или иного чиновника, и поэтому все они образуют безликую массу. Губернатор «был ни толст, ни тонок…и даже сам вышивал иногда по тюлю»; председатель палаты знал наизусть «Людмилу» Жуковского и «мастерски читал многие места…и слово «чу!»; почтмейстер читал «весьма прилежно» «Ночи» Юнга и «Ключ к таинствам натуры» Эккартсгаузена, «из которых делал весьма длинные выписки».

В образах помещиков, чиновников и самого Чичикова Гоголь изображает образ мертвых душ. Эти люди живы физически, но духовно мертвы, так как не имеют никакого внутреннего душеного наполнения. В художественном мире поэмы образам мертвых душ противопоставляются образы живых душ. В этом заключается гротескный конфликт поэмы: живые люди обладают мертвыми душами, и наоборот, умершие крестьяне оказываются «живыми», воплощают в себе образ великого русского народа. Такой прием «перевертывания» также гротескно подчеркнут описанием смерти прокурора. Жители города NN только тогда, когда увидели его «бездушное тело», «с соболезнованием узнали, что у покойника была, точно, душа, хотя он по скромности своей никогда ее не показывал». Таким образом, получается, что для того, чтобы люди заметили в живом человеке душу, ему надо умереть, и смерть станет единственным доказательством наличия у него души.

Также на преувеличении построено описание самого города NN, образ которого конкретизируется в последних четырех главах поэмы. В своих черновиках писатель определил значение этого образа в следующем: «Возникшая до высшей степени Пустота. Пустословие. Сплетни, перешедшие пределы…». В городе NN, где Чичикова вначале все считают «благонамеренным», дельным, почтенным и любезным человеком, его образ обрастает нелепыми слухами, связанными с покупками мертвых душ и с похищением губернаторской дочки. Губернский город, живший спокойно и размеренно до появления Чичикова, «взметнулся» как «вихорь». По слухам можно узнать, что Чичиков является и «миллионщиком», и похитителем губернаторской дочки, и разбойником, и шпионом, и фальшивомонетчиком. Но наиболее гротескным является слух о том, что он — никто иной, как сам Наполеон, который к тому времени, кстати говоря, уже скончался.

Таким образом, мы видим, как с помощью гротеска Гоголь обличает физически живых людей и указывает на их мертвые души. А приводя воспоминания об умерших крестьянах он показывает и укрепляет в сознании образ русского народа и всей Руси, силу которой автор чувствует внутри себя, и эта «сверкающая, чудная, незнакомая земле даль» «неестественной властью» освещает его очи.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...