Крылатые слова — можно ли их классифицировать?

Слово — не воробей, вылетит — не поймаешь.
Одним из средств образной и выразительной литературной речи являются крылатые слова. Название это восходит к Гомеру, в поэмах которого («Илиада» и «Одиссея») оно встречается много раз («Он крылатое слово промолвил»; «Между собой обменялись словами крылатыми тихо»). Гомер называл «крылатыми» слова потому, что из уст говорящего они как бы летят к уху слушающего.
Гомеровское выражение «крылатые слова» стало термином языковедения и стилистики. Термином этим обозначают вошедшие в нашу речь из литературных источников краткие цитаты, образные выражения, изречения исторических лиц, имена мифологических и литературных персонажей, ставшие нарицательными (например, Геркулес, Тартюф, Хлестаков), образные сжатые характеристики исторических лиц (например «отец русской авиации», «солнце русской поэзии»).
Нередко термин «крылатые слова» толкуется в более широком смысле: им обозначают народные поговорки, присловья, всевозможные образные выражения, возникшие не только из литературных источников, но и в быту, из народных обычаев и верований, терминологии различных ремесел, старинного судопроизводства и т. д.
Крылатые слова многообразны по своему происхождению. Одни из них возникли в отдаленные эпохи, другие — совсем недавно. Культуры различных эпох и стран обогащали их запас. Античные и библейские мифы, народные песни и сказки, мировая художественная литература, критика, публицистика, мемуары, исторические документы, научные сочинения, речи политических и общественных деятелей являются обильными источниками крылатых слов.
Представляя собой лаконические формулировки идей и представлений, конденсируя сложные образы, они вызывают в нашем сознании ряд ассоциаций. Недостаточное знакомство с конкретными условиями возникновения того или иного крылатого слова приводит к тому, что ассоциации эти меркнут и значение крылатого слова понимается неправильно. Для правильного понимания крылатых слов в текстах художественной лите ратуры и публицистики и правильного употребления их необходимо знание этих конкретных условий.
Среди крылатых слов имеются такие, которые являются не подлинными цитатами из какого-либо литературного источника, а выражениями, созданными на основе его, в краткой форме конденсирующими его смысл: но когда эти выражения появились в позднейшей краткой форме и кому они принадлежат, точно установить не всегда возможно; таковы, например, выражения «запретный плод» (из библейской мифологии), «сеять зубы дракона» (из античной мифологии),...


«потемкинские деревни» (из мемуаров XVIII века).
А для древнейших эпох едва ли возможно точное разграничение категорий индивидуального и народного творчества в вопросе рождения крылатого слова. Трудно в каждом отдельном случае решить, принадлежит ли крылатое слово автору данного памятника древней письменности и отсюда перешло в литературную речь, или же оно создано народом и только впервые записано автором данного памятника. Эти классификационные трудности в равной мере относятся к греко-римской и библейской мифологии, почему условно источниками многих крылатых выражений и считаются памятники письменности, в которых они зафиксированы.
Такие же сомнения нередко возникают при классификации крылатых слов, возникших из литературных произведений недавнего прошлого. Не всегда удается с уверенностью сказать, принадлежит ли то или иное выражение автору данного произведения, или писатель услышал его из уст народа. Например, М. Е. Салтыкову-Щедрину приписывается встречающееся у него выражение «барашек в бумажке», употребляемое как синоним взятки. Между тем это — старинная поговорка, родившаяся в среде подьячих. Л. Н. Толстого зачастую называют автором выражения «куренка некуда выпустить», употребляемого как образное определение крестьянского малоземелья в царской России. Однако Толстой вложил в уста крестьянина в «Плодах просвещения» лишь старую народную поговорку.
Запас крылатых слов очень велик. В литературной речи они, как правило, употребляются в сокращенной или измененной форме. Например, выражение «тридцать пять тысяч курьеров» часто употребляется в форме «тридцать тысяч курьеров», «сорок тысяч курьеров»; цитата «Тьмы низких истин мне дороже нас возвышающий обман» часто приводится с заменой слова «мне» словом «нам»; кроме того, как обломки этой цитаты употребляются выражения: «низкая истина», «возвышающий обман».
Иногда ставшая крылатой литературная цитата бывает внушительна и выразительна не меткостью, афористичностью, а характерностью — на фоне представления того целого, из которого она извлечена. В этом случае цитата как бы замещает или концентрирует сложный образ, воплощенный в художественном произведении.
Из объяснений крылатых слов и примеров их употребления можно видеть, что многие вошедшие в литературную речь выражения получили новое, не присущее их источнику значение. Выражения, возникшие из библейских мифов, утратили свою культовую окраску, приобрели иной смысл, часто употребляются с иронией, шуточно.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...