Лирический цикл А. А. Блока «Стихи о Прекрасной Даме»

Цикл А. А. Блока «Стихи о Прекрасной Даме». В цикле «Стихи о Прекрасной Даме» отразились романтические чувства А. А. Блока к своей будущей Жене — Л. Д. Менделеевой. На идейно-художественное своеобразие цикла повлияло философское учение В. Соловьева о Душе Мира, Вечной Женственности, Софии. Именно она по мысли философа должна была спасти мир от краха через духовное перерождение. Любовь к миру, к гармонии открывается через любовь к женщине.

Образ Вечной Женственности. Идеал жизни, по мнению поэта, может заключаться в истине, красоте, добре, а постижение этих фактов возможно через «вечно-женственную» основу любви. Предчувствие любви, появление героини, мучительные переживания и размышления, разочарование в чувстве, которое не может оставаться идеальным в земной жизни, становятся основой цикла. Образ героини «Стихов о Прекрасной Даме» неоднозначен. На первый взгляд, он обычен и вбирает в себя черты реальной земной женщины:

Она стройна и высока,
Всегда надменна и сурова.
Я каждый день издалека
Следил за ней, на все готовый.
«Она стройна и высока…»

Но за этим физически осязаемым образом появляется другой, таинственный и одухотворенный. Он открывается перед чутким взором лирического героя и поражает его. Женщина принадлежит иному миру — миру идеальному, неземному, потому имя ее много выше простого земного имени — Она, Непостижимая, Вечная Жена, Прекрасная Дама. Именно этот возвышенный образ становится доминирующим в сознании лирического героя:

О, я привык к этим ризам
Величавой Вечной Жены!
Высоко бегут по карнизам
Улыбки, сказки и сны.
«Вхожу я в темные храмы…»

Эту Вечную Женственность герой готов обожествлять и безропотно подчиняться ей. Здесь возникает тема рыцарского служения своему идеалу. Отчасти такое сочетание двух начал проявляется и в образе лирического героя цикла, инока и рыцаря Прекрасной Дамы:

Безмолвный призрак в терему,
Я — черный раб проклятой крови.
Я соблюдаю полутьму
В Ее нетронутом алькове.

Метафорические образы, которыми определяет герой Прекрасную Даму, усиливают возвышенное, коленопреклоненное отношение к Той, чье имя не может быть произнесено:

Я стерегу Ее ключи
И с Ней присутствую, незримый,
Когда скрещаются мечи
За красоту Недостижимой.
Мой голос глух, мой волос сед.
Черты до ужаса недвижны.
Со мной всю жизнь — один Завет:
Завет служенья Непостижной.
«Безмолвный призрак в терему…»

Дуалистическое начало цикла. Противопоставление «земного» начала небесному лежит в основе фабулы цикла. Отношения между этими двумя началами, их синтез и есть любовь к женщине. Обретение гармонии становится мечтой лирического героя: мечта порождает предощущение Прекрасной Дамы, которое не меркнет и живет в душе героя:

Предчувствую Тебя.
Года проходят мимо
Все в облике одном
предчувствую Тебя.
«Предчувствую Тебя. Года проходят мимо…»

Стремление познать Красоту и Вечную Женственность приводит лирического героя к сложному психологическому состоянию. Целая гамма противоречивых переживаний наполняет его сердце. Ожидание Возлюбленной сопровождается страхом лирического героя, что Та, образ которой он себе представил, изменится, станет иной:

Весь горизонт в огне — и ясен нестерпимо,
И молча жду, — тоскуя...


и любя.
Весь горизонт в огне, и близко появленье,
Но страшно мне: изменишь облик Ты…
«Предчувствую Тебя. Года проходят мимо…»

Мотив страха придает драматизм лирическому сюжету. Героя пугает сама мысль о будущем, если в нем Ей придется сменить «в конце привычные черты». Возникает тема трагической непреодолимости несоответствия мечты и реальности:

О, как паду — и горестно, и низко,
Не одолев смертельныя мечты!
«Предчувствую Тебя. Года проходят мимо…»

Высокий эпитет «смертельныя» усиливает эмоциональную напряженность, а включение в следующем двустишии лексических единиц «ясен горизонт», «лучезарность близка» не только создает контраст, но и подводит читателя к кульминационному моменту, не представляя развязки:

Как ясен горизонт! И лучезарность близко.
Но страшно мне: изменишь облик Ты.
«Предчувствую Тебя. Года проходят мимо…»

Так, возможность соединить земное и идеальное ставится героем под сомнение. В стихотворении отражается противоречивость образа лирического героя, который на протяжении всего цикла то устремлен к идеальному, ощущает небывалый подъем, то мучительно страдает и даже думает о смерти.

Внутренние переживания персонажа, которого терзают страхи потерять любимую, желание увидеть ее и ужас от такой возможности, боязнь своим вторжением изменить ее небесную, духовную сущность перетекают из одного стихотворения цикла в другое, задавая драматический характер циклу целиком:

Мне страшно с Тобой встречаться.
Страшнее Тебя не встречать.
Я стал всему удивляться,
На всем уловил печать.
«Мне страшно с Тобой встречаться»

Открывая стихотворение резкой антитезой, поэт ярко и образно передает не только двойственность внутреннего мира героя, но и все оттенки психологических переживаний персонажа. Вновь звучит мотив страха. Цветовая палитра цикла становится мрачной в финальной части. Например, в стихотворении «Мне страшно с Тобой встречаться» нет ярких, светлых красок, «ходят тени», «хмурое небо» и т. д. Особый драматизм звучит в финальном четверостишии, когда влюбленный, ощущая близость своего идеала, понимает невозможность его земной реальности:

… А хмурое небо низко
Покрыло и самый храм.
Я знаю: Ты здесь. Ты близко.
Тебя здесь нет. Ты — там.
«Мне страшно с Тобой встречаться»

Изобразительно-выразительные средства цикла. Темы, заявленные в «Стихах о Прекрасной Даме», найдут свое дальнейшее развитие в последующих поэтических произведениях А. А. Блока. К ним можно отнести тему неба и полета, света и пути, смерти, ветра и др. В цикле обретают символическое звучание явления природы, образ круга, кольца, голос, число 7, цвета. Они усиливают мифологическое начало цикла, придавая ему романтические черты. Нельзя обойти вниманием и обилие эпитетов, которые могут выполнять как изобразительные, так и выразительные функции:

Вхожу я в темные храмы,
Свершаю бедный обряд.
Там жду я Прекрасной Дамы
В мерцаньи красных лампад.
В тени у высокой колонны
Дрожу от скрипа дверей.
А в лицо мне глядит, озаренный,
Только образ, лишь сон о Ней.
«Вхожу я в темные храмы…»

Художественные определения выполняют разные функции в цикле: придают таинственность изображаемому, позволяют поэту конкретизировать образы, противопоставляют образы, представляющие разные начала, усиливают выразительность и т. д.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...