Народ – герой поэмы “Кому на Руси жить хорошо


В центре великого произведения Н. А. Некрасова находится собирательный образ главного героя – народа. Перед нами возникают обобщенные картины народной жизни, лица людей из народа. Одни из них лишь мелькают перед нами в пестрой толпе; другие подробно рассказывают о себе; о третьих говорят герои поэмы.
Написанная о народе и для народа, поэма близка произведениям устного народного творчества. Некрасов был знатоком фольклора, изучал его не только по сборникам песен, сказок, плачей, но и в непосредственном общении с народом.
Сказочная завязка поэмы, на мотивах народной волшебной сказки построен ее “Пролог”, из сказок заимствован зачин (“В каком году – рассчитывай…”), встречаются и сказочные формулы:
Шли долго ли, коротко ли,
Шли близко ли, далеко ли…
Много в поэме песен, созданных по мотивам народных образных слов, пословиц и поговорок.
Не только по своему языку, образной системе, но и по ритму поэма напоминает народные песни, плачи, былины.


Некрасов впервые ввел близкий к народному белый (нерифмованный) стих в эпопею, расширил границы его применения, разнообразно используя его и в лирических эпизодах, и в сатирических зарисовках, и в спокойном эпическом рассказе.
Так создает Некрасов “стиль, отвечающий теме” – теме борьбы за народное счастье.
Образ народа в поэме представляет собой сложное и противоречивое единство. Народные типы, созданные поэтом, в основном делятся на две категории. К первой, наиболее многочисленной, принадлежат крестьяне, задумывающиеся над своей жизнью, крестьяне, в душе которых зреют зерна протеста. Поэт особенно внимательно присматривается к ним. Изучая жизнь народа, стараясь разгадать душу крестьянина, Некрасов страстно жаждет увидеть именно те черты, которые говорят о пробуждении народного сознания. Другая категория крестьян – люди, безнадежно отравленные ядом крепостничества, превратившиеся в холопов.
Некрасов неоднократно упоминает в поэме о крестьянских бунтах, которые особенно усилились после реформы. Вот характерный рассказ:
Слыхал ли кто из вас,
Как бунтовалась вотчина
Помещика Обрубкова,
Испуганной губернии,
Уезда Недыханьева,
Деревни Столбняки?..
В этом отрывке знаменательны сами названия, говорящие о страхе, покорности, забитости жителей. И если уж крестьяне этих мест взбунтовались, значит, чаша народного терпения переполнилась! Из-за цензурных препятствий поэт не мог открыто изобразить народные бунты, не мог, конечно, и открыто призывать к крестьянской революции. Но намеки, разбросанные по страницам поэмы, образы отдельных крестьян, их думы и чаяния, а иногда и решительные поступки свидетельствуют о революционной направленности поэмы.
В легенде “О двух великих грешниках” выражена идея революционного возмездия, прославляется не христианское всепрощение, а справедливая кара, звучит призыв к борьбе с угнетателями народа. Разбойник Кудеяр совершил истинно святое дело, убив народного мучителя.
Среди крестьян, изображенных Некрасовым, особенно выделяется Яким Нагой. Он – защитник интересов народа и выразитель тех настроений протеста, которые зреют в крестьянской массе. Яким – плоть от плоти крестьянских низов. Выразителен его портрет – портрет человека, словно выросшего из земли, связанного с ней кровными узами. Выразительны и его фамилия-прозвище, и название деревни, где он живет – Босово.
Яким побывал в городе, где искал справедливости и пострадал от неправедных судей. Он мужик грамотный, любознательный, и хоть мы видим Якима “пьяненьким”, “убогоньким”, но какой силой, каким высоким достоинством веет от него, когда он выступает за оскорбленное крестьянство! Он говорит о народе с любовью и болью, с великим гневом против его поработителей:
У каждого крестьянина
Душа что туча черная –
Гневна, грозна, – и надо бы
Громам греметь оттудова,
Кровавым лить дождям…
Здесь голос автора сливается с голосом крестьянина. Образ грозовой тучи – это образ революции, той бури, которую призывал поэт, восклицая:
Грянь над пучиною моря,
В поле, в лесу засвиши!..
Во многом похож на Якима Нагого Савелий – богатырь святорусский. Роднит их протест против общественной несправедливости, раздумья о судьбе крестьянина, любовь к родному народу-труженику. И вместе с тем Савелий – своеобразная, необычайно яркая фигура. Яким внешне тщедушен, неказист, а Савелий и в сто лет богатырь. За убийство управляющего, кровопийцы Фогеля, он провел двадцать лет на каторге, двадцать – на поселении и все не смирился. В его мыслях о крестьянстве глубокая, выстраданная мудрость. Савелий свято верит в богатырскую мощь народа, но видит с болью, что все силы народные уходят на бесконечное терпение.
Куда ты, сила, делася?
На что ты пригодилася?
Под розгами, под палками
По мелочам ушла! –
тоскует Савелий.
В образе богатыря святорусского запечатлено пробуждающееся народное сознание: Савелий видит причины зла, он утратил столь характерную для патриархального крестьянства веру в Божью помощь и в доброго царя. Он уже понимает, что не смирением, а топором надо добывать волю.
Но видя, как бесконечно долго сносит народ розги и цепи, Савелий и сам временами начинает проповедовать терпение, безропотную веру в мудрость Бога. Некрасов раскрывает противоречивость народного сознания, борьбу между вековой привычкой к рабству и бунтарским духом. Что победит? Савелий умирает со словами о безнадежности крестьянской судьбы… И все же этот образ оставляет впечатление силы, неукротимой воли, тоски по свободе. В памяти остается мудрое пророчество Савелия:
Недотерпеть – пропасть,
Перетерпеть – пропасть.
Бунтарский дух Савелия остался жить в сердце Матрены Тимофеевны.
Я потупленную голову,
Сердце гневное ношу!.. –
говорит многострадальная крестьянка. Не покорность судьбе, не “тупое терпенье”, а боль и гнев выражены и в словах, которыми она заканчивает рассказ о своей жизни:
По мне обиды смертные
Прошли неотплаченные…
В словах этих нет ни тени христианского всепрощения и смирения. Напротив, здесь мысль о том, что за обиды нужна расплата. Но Некрасов верен исторической правде. Копится гнев крестьяши, однако сохранилась и привычная вера в заступничество Божьей матери, в силу молитвы.
И все же Матрену Тимофеевну спасает собственная душевная сила, воля к жизни. Не зная, как добиться правды, она готова дойти до царя, обращается с жалобой на старосту к губернатору. Она не склоняет головы и перед грозными начальниками, перед которыми “крестьяне надрожалися”. Несчастная мать говорит от лица всего народа:
В груди у них нет душеньки,
В глазах у них нет совести,
На шее – нет креста!
Рассказ о крестьянке Корчагиной приводит нас к мысли: если и в женщине, самом обездоленном и забитом существе, зреет душевная гроза, значит, возможно и близко революционное переустройство жизни. Вера в народ, в его пробуждение выражена в словах поэта, ставших крылатыми:
В рабстве спасенное
Сердце свободное –
Золото, золото
Сердце народное!
Однако поэт не идеализировал народ, зная, что не все сердца устояли против растлевающего влияния рабства. Но если перед теми, кто сохранил благородство, волю к борьбе, поэт преклоняется, то о рабах и холопах он говорит с горечью и презрением.
Лакей Ипат из главы “Последыш” счастлив своим холопским званием. Он и слышать не хочет о воле. Захлебываясь от умиления, он вспоминает об издевательствах своего господина, называя его “князюшкой”, а себя “рабом последним”. Автор дает Ипату меткую и злую оценку: “холуй чувствительный”.
Такого же раба встречаем мы и в главе “Счастливые”. Это лакей князя Переметьева. Поэт иронизирует над его представлением о счастье: лакей причисляет себя к счастливым, потому что был у своего барина “любимым рабом”, болел “благородною болезнью” – подагрой, лизал барские тарелки.
Ненависть к холопству, к рабьему терпению – одна из характерных черт нравственного облика революционеров-демократов. Это чувство разделяет народ. В рассказе “Про холопа примерного – Якова верного” дворовый человек барона Синегузина выражает народную точку зрения:
Люди холопского звания –
Сущие псы иногда:
Чем тяжелей наказания.
Тем им милей господа.
Однако история Якова отличается от истории Ипата или лакея князя Переметьева. Верный холоп господина Поливанова не выдержал издевательств и, хотя бы собственной смертью, отомстил барину. Оказывается, даже нравственно изуродованные, вконец забитые рабы, доведенные до крайности, способны протестовать.
Некрасов понимает, что именно калечит души людей. Если в среде народной встречаются холопы, безгласные рабы и предатели, то “всему виною крепь”: крепостное право развратило подневольных людей, наложило на них страшное клеймо рабства.




1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...


Народ – герой поэмы “Кому на Руси жить хорошо