«Настоящий писатель — то же, что древний пророк». А. П. Чехов

Памятник запытанным на следствии,
растрелянным в подвалах, умерщвленным
на этапах и в лагерях — создан.
Л. Чуковская
Общеизвестна истина: каждая эпоха творит своего героя, наиболее полно воплотившего ее проблемы, противоречия, чаяния. Немаловажная роль в этом принадлежит литературе. Великие мастера слова не только создавали своих литературных героев, носителей духа времени, но и сами становились властителями дум для многих поколений. Поэтому мы говорим об эпохе А. Пушкина, Ф. Достоевского, Л. Толстого, А. Блока.
XX век оказался чрезвычайно богатым на события, вождей, вершителей судеб. Где они, эти кумиры миллионов, сейчас? Стремительное движение времени вычеркнуло из памяти народной имена многих, остались лишь некоторые, среди них — Александр Солженицын. Как много было предпринято усилий для того, чтобы заставить людей забыть это имя! Все напрасно. А. Солженицын навеки «прописан» в истории России и ее великой литературы.
В наши дни литературоведы, политики, философы бьются над вопросом, кто такой Солженицын: писатель, публицист или общественный деятель? Я думаю, что Солженицын — это явление, пример гармоничного единства таланта писателя, мудрости мыслителя и удивительного личного мужества патриота.
Но как из блестящего студента физико-математического факультета Ростовского университета, активного комсомольца, вырос великий борец с тоталитаризмом? Сам Солженицын выделил три вехи на пути своего гражданского становления: война, лагерь, рак.
Пройдя фронтовыми дорогами от Орла до Восточной Пруссии, Солженицын был арестован и получил восемь лет исправительно-трудовых лагерей. Едва освободившись, оказавшись на вечном поселении, он заболевает и вынужден ехать в Ташкент, в онкологическую клинику. Но и здесь Солженицын оказался победителем. Именно в этот момент он осознает свою дальнейшую судьбу: «Я не был убит на фронте, не подох в лагере, не умер от рака, чтобы иметь возможность написать о тех злодеяниях, которые десятилетиями творились в нашей стране».
Лагерная тема присутствует практически в каждом произведении Солженицына. Однако его гражданским и писательским подвигом стал «Архипелаг ГУЛАГ», имеющий следующее посвящение: «Всем, кому не хватило жизни об этом рассказать. И да простят они мне, что я не...


все увидел, не все вспомнил, не обо всем догадался».
227 человек прислали Солженицыну свои воспоминания о ГУЛАГе. От имени этих людей и еще многих других, живых и мертвых, писатель говорит о тех ужасах, которые позднее прикрывались вполне приличными словами «культ личности».
«Архипелаг ГУЛАГ», состоящий из семи частей, освещает все периоды жизни заключенных: арест, тюрьму, этап, лагерь, ссылку, освобождение и многое другое, о чем мы, люди начала XXI века, даже не можем догадаться.
Но произведение сильно не только этим фактическим материалом. Солженицын активно использует здесь образы христианской культуры. Муки заключенного, вздернутого на дыбе, сравниваются со страданиями Сына Божьего. А вот сам автор слышит, как в соседнем женском лагере плачет девочка, оставленная в наказание на сорокаградусном морозе. В бессилии помочь он клянется: «Этому огню и тебе, девушка, я обещаю: прочтет о том весь свет». И за этими словами возникают другие, сказанные Иисусом Христом Марии: «Сказано будет в память ее и о том, что она сделала».
На помощь писателю приходит великая русская литература. Он вспоминает имена Л. Толстого, Ф. Достоевского, А. Чехова. С именем Достоевского, писавшего о слезинке загубленного ребенка, в книгу входит тема «ГУЛАГ и дети». Оказывается, что в 1934 году в СССР был принят указ, согласно которому арестовывать и казнить можно граждан, достигших возраста двенадцати лет.
Вспоминая А. П. Чехова, Солженицын пишет: «Если бы чеховским интеллигентам, все гадавшим, что будет через двадцать-тридцать лет, ответили бы, что через сорок лет на Руси будет пыточное следствие…, все герои пошли бы в сумасшедший дом».
В результате всего этого в книге создается страшный образ Зла, противостоять которому можно, только сохранив чистоту души и нравственные принципы, а сам автор выступает в роли пророка, «глаголом» жгущего наши сердца.
И позднее, в 70-е годы, Солженицын ни на минуту не забудет об этой высокой роли. Результатом его борьбы со Злом станет высылка. Но и там, в далеком Вермонте, он ощущал кровную связь с Россией.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...
«Настоящий писатель — то же, что древний пророк». А. П. Чехов