О поэме “Паломничество Чайльд-Гарольда” Д. Г. Байрона

В конце июня 1809 года Байрон отправился в двухлетнее путешествие, во время которого посетил Португалию, Испанию, Албанию, Турцию, Грецию. Байрона интересовали народы этих стран, их жизнь, культура. Особенно поразили его социальные контрасты: он увидел ничем не ограниченный произвол местных и иноземных тиранов, полное бесправие народов. Во время путешествия он осознал общественное назначение поэзии и гражданское призвание поэта. В эти два года он создал первые две песни поэмы “Паломничество Чайльд-Гарольда”.

Поэма “Паломничество Чайльд-Гарольда” – первое произведение Байрона-романтика, романтика нового типа, отличного от всех предшественников. Поэт не бежит от действительности, он отстаивает свободу народов, их право на национально-освободительную борьбу, выступая в защиту личности от насилия и унижения, он и от самого человека требует активных действий, клеймит его позором за то, что он мог склонить голову перед тиранией. Как и все романтики, Байрон воспевал природу, но не абстрактно, а в связи с человеком, утверждая, что только свободный и духовно развитой человек может добиться гармонии между собой и природой. Всю поэму пронизывает связь времен: прошлое освещено светом современности и вместе с настоящим позволяет заглянуть в будущее.

В первой песни рассказывается о нашествии наполеоновских войск на Пиренейский полуостров.

Симпатии поэта целиком на стороне испанцев, борющихся с захватчиками. Байрону удается показать народ в действии, в массовых сценах, когда люди сражаются, трудятся, веселятся. Он останавливается и на отдельных героических личностях, например, дева из Сарагоссы. В единстве героя с народом Байрон видит залог успеха борьбы испанцев за правое дело, что было важно не только для самой Испании:

… ждут порабощенные народы,
Добьется ли Испания свободы,
Чтоб за ней воспряло больше стран

Пишет поэт.

Тема борющегося народа продолжает развиваться во второй песни. Чайльд-Гарольд, путешествуя, попадает в Албанию, затем оказывается в Греции. Значительная часть песни посвящена Греции. Поэт все время видит контраст между великим прошлым этой страны и униженным положением греков под турецким игом. Восторг перед “прекрасной Элладой ” сменяется гневом в адрес ее потомков, покорившихся чужеземному игу:

… грек молчит, и рабьи гнутся спины,
И под плетьми турецкими смирясь,
Простерлась Греция,
Затоптанная в грязь.

Но гнев уступает место надежде, что в народе “былая сила неукротимой вольности живет”, и поэт призывает: “О Греция! Восстань же на борьбу!”.

Неизменна любовь поэта к Греции, и строфы о ней в поэме помогают лучше понять, почему Байрон встает в ряды борцов за свободу греческого народа.

10 марта 1812 года выходят в свет первые две песни “Чайльд-Гарольда”, и Байрон получает широкую известность. “Чайльд-Гарольд” выдерживает издание за изданием, популярность поэта растет день ото дня.

Оказавшись в Швейцарии, Байрон старается запечатлеть в письмах, в дневнике все, что видит примечательного: исторические места, природу, людей, их быт. Эти наблюдения получили затем воплощение в третьей песни “Чайльд-Гарольда”. Эта песнь отразила его путевые впечатления, он вынужден был оставить родину и уехать в Швейцарию. Здесь он размышляет о битве при Ватерлоо и поражении Наполеона.

С битвы при Ватерлоо поэт переводит взгляд на величественную природу, но не перестает размышлять о том, как войны во все времена разрушали и природную, и созданную руками человека красоту. Мысли о войне вновь возникают, когда лирический герой в Швейцарии сравнивает с Ватерлоо сражение за независимость города Мората в XV веке: “Там выиграли битву не тираны, / А вольность, и Гражданство, и Закон”. Только такие цели могут оправдать войны в глазах Байрона.

Природа Швейцарии наводит поэта на мысль, что Человек – часть Природы, и в этом единстве радость жизни: “Блажен, чья жизнь с природою едина… / Я там в себе не замыкаюсь. / Там я – часть Природы, ее созданье”. Развивая эту мысль, Байрон прославляет Руссо, просветителя, ратовавшего за связь человека с природой, провозгласившего идеи равенства и свободы людей. Вспоминает он и другого мыслителя, подготовившего умы к революции, – Вольтера, чей “разум на фундаменте сомнений / Дерзнул создать мятежной мысли храм”.

В третьей песни находят отражение мысли Байрона о событиях, волновавших тогда весь мир. В свободное, непринужденное повествование вплетены гимны природе, лаконичные и меткие характеристики исторических личностей, жанровая сцена, изображающая бал перед сражением при Ватерлоо.

Четвертая песнь “Паломничества Чайльд-Гарольда” была написана в Италии и опубликована в 1818 году. Италия стала для Байрона страной, в которой многие его творческие и жизненные замыслы воплотились в реальность. Там он обрел личное счастье, встретившись с Терезой Гвиччиоли.

В четвертой песни, самой объемной в поэме, поэт стремится дать цельный и разносторонний образ страны, ставшей фактически его второй родиной. При всей любви к Италии, восхищении ее историческим прошлым и высокой художественной культурой, Байрон смотрит на нее глазами человека, не забывающего свою собственную страну и свой народ. И; “пока язык Британии звучит”, он верит, что она будет жить в его памяти.

Италия в изображении Байрона – страна, которая не может быть чужой для других народов. “Италия! Должны народы встать / За честь твою, раздоры отметая…”, – убежденно восклицает он. Но и самих итальянцев поэт призывает бороться и помнить примеры из героической истории своей страны, не забывать ее великих сынов. Обращаясь к Венеции, он напоминает о “тысячелетней свободе” – поэт не может видеть ее смирившейся с потерей независимости, ведь только в борьбе “зреет и растет душа людская”. В Ферарре лирический герой вспоминает Торквато Тассо, выдающегося поэта, которого по приказу герцога объявили сумасшедшим и держали в заключении семь лет. Имя герцога было бы давно забыто, пишет Байрон, если бы его злодеяния “не вплелись в судьбу поэта”. Поэты, мыслители и герои Италии дороги всем, Байрон называет Флоренцию – родину Данте, Петрарки, Боккаччо -“неблагодарным городом”, потому что там им “даже бюстов нет”. Рим был “землей его мечты”, и ему посвящено немало строф. Через памятники, руины взгляд поэта стремится проникнуть в толщу веков, чтобы оживить в своем воображении давно ушедшие времена.

Четвертая песнь заполнена описаниями достопримечательностей Италии, но в ней видно, как поэт стремится преодолеть романтическое представление об историческом опыте человечества и, сдерживая свою фантазию, чтобы не уйти в отвлеченные от реальности рассуждения, нередко поражает предвидением будущего. В строфах, посвященных французской революции, Байрон выражает надежду, что в будущем “вольностью посеянные зерна… дадут уже не горький плод”.

Так же, как и в предыдущих песнях, поэт вдохновенно воспевает природу: незабываемо описание моря в финале, картина, передающая красоту водопада Велино. По мысли Байрона, именно природа дает возможность человеку соприкоснуться с вечностью. Вечность в сознании поэта – категория неизменная. Время быстротечно, оно в движении. Бег времени нередко повергает поэта в уныние и печаль, но с ним он связывает и надежды на то, что оклеветавшие его будут разоблачены, ведь только Время -“суждений ложных верный исправитель”.

Поэма “паломничество Чайльд-Гарольда” была завершена. Она вобрала в себя жизненный опыт Байрона с юношеских лет до начала самого плодотворного периода творчества.



1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

с каким журналом сотрудничал островский до 1856
О поэме “Паломничество Чайльд-Гарольда” Д. Г. Байрона