Особенности сказок М. Е. Салтыкова-Щедрина

Сказки Салтыков-Щедрин писал в основном с 1880 по 1886 год, на завершающем этапе своего творчества. Форма сказки была выбрана писателем не только потому, что этот жанр предоставлял возможность скрыть истинный смысл произведения от цензуры, но и потому, что он позволял просто и доступно трактовать сложнейшие проблемы политики и нравственности. В наиболее доступную народным массам форму он как бы переливал все идейно-тематическое богатство своей сатиры.
Щедринские сказки поистине энциклопедичны. В них отразилось все русское общество пореформенной поры, все общественные и социальные силы России.
Основными темами сказок Салтыкова-Щедрина являлись: обличение самодержавия («Медведь на воеводстве»), господствующего класса («Дикий помещик»), либерализма («Премудрый пискарь», «Либерал», «Карась-идеалист»), а также затрагивалась проблема народа («Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил»).
В сказках Щедрина отчетливо прослеживаются фольклорные традиции. Связь с фольклором устанавливается с помощью традиционного «жил-был», которое является в сказке зачином. Писатель также употребляет присказки («По щучьему велению, по моему хотению…»), обращается к народным изречениям, поданным в социально-политическом истолковании.
Сюжет сказок Салтыкова-Щедрина также фольклорен, поскольку здесь добро противостоит злу, хорошее — плохому. Однако привычные грани между этими двумя понятиями стираются, и даже положительные персонажи оказываются наделенными негативными чертами, которые потом высмеиваются самим автором.
Салтыкову-Щедрину приходилось постоянно совершенствовать свою иносказательную манеру, чтобы сделать свое произведение доступным читателю, поэтому близость к фольклору проявляется и в образном строе, что дает ему возможность прямо использовать эпитеты, а выбирая животных для аллегории, опираться также на басенную традицию. Писатель использует привычные и для басен, и для сказок амплуа. Например, в сказке «Медведь на воеводстве» Медведь-воевода — майор, Осел — советник, Попугаи — скоморохи, а Соловей — певец.
Аллегория сказок Щедрина всегда также прозрачна, как и в баснях Крылова, где, по мысли Белинского, нет зверей, а есть люди, — «и притом русские люди». Сказки Салтыкова-Щедрина неслучайно называли баснями в прозе, так как в них четко прослеживалась соответствующая этому жанру традиция изображения человеческих пороков в образах зверей. Кроме того, щедринская сказка, как и басня Крылова или Эзопа, всегда несет в себе поучение, мораль, являясь стихийным воспитателем и наставником народных масс.
В своих сказках Салтыков-Щедрин продолжает русскую сатирическую литературную традицию. Например, в ряде сказок прослеживаются гоголевские мотивы и полемика с Гоголем. Вообще гоголевская сатира во многом определила характер дальнейшей литературной деятельности писателя. Например, как в гоголевской «Шинели», так и в «Премудром пискаре» Салтыкова-Щедрина показана психология запуганного среднего человека. Новаторство же Щедрина состояло в том, что он ввел в сказки политическую сатиру, имеющую как злободневное, так и общечеловеческое звучание. Этот писатель перевернул само представление о сатире, выйдя за пределы гоголевского психологического метода, раздвинул границы возможностей сатирического обобщения и осмеяния. Отныне предметом сатиры становились не отдельные, зачастую случайные события и происшествия и не частные лица, занятые в них, а вся жизнь государства сверху донизу, от сущности царского самодержавия до бессловесного народа-раба, трагедия которого заключалась в неспособности протестовать против жестоких форм...


жизни. Так, основная идея сказки «Медведь на воеводстве» заключается в том, что причины народных бедствий не только в злоупотреблении властью, но и в самом характере самодержавной системы. А это значит, что спасение народа — в свержении царизма.
Сатира Щедрина, таким образом, приобретает устойчивую политическую окраску.
Сатирик борется не с конкретными явлениями, а с порождающим и вскармливающим эти явления социальным строем. Салтыков-Щедрин рассматривает каждого отдельного человека как продукт породившей его общественной среды, лишает художественный образ всех человеческих черт и подменяет индивидуальную психологию проявлениями классового инстинкта. Всякий поступок героя осмысляется Щедриным как социально необходимый и неизбежный.
Во всех сказках Салтыкова-Щедрина органично сочетаются два плана: реальный и фантастический, жизнь и вымысел, причем фантастика всегда основана на реальных событиях.
Изображение «призрачности» политической действительности требовало соответствующей формы, которая, доведя явление до абсурда, до уродства, обнажила бы его подлинное безобразие. Такой формой мог быть только гротеск (соединение несоединимого), который является в сказках важным источником комического эффекта. Так, гротеск искажал, преувеличивал действительность, фантастика же самым необычным жизненным явлениям придавала характер привычности и обыденности, а мысль о ежедневности и регулярности происходящего только усиливала впечатление. Чрезмерная жестокость политического режима и полное бесправие народа действительно граничили с волшебством, с фантастикой. Так, например, в сказке «Дикий помещик» Щедрин в уродливо-комическом виде показал апогей как нравственного, так и внешнего «запущения» человека. Помещик «оброс волосами, ногти у него стали, как железные», он начал ходить на четвереньках, «утратил даже способность произносить членораздельно звуки», «но хвоста еще не приобрел». А в «Повести о том, как один мужик двух генералов прокормил» генералы находят на необитаемом острове номер «Московских ведомостей».
Очень активно использует Щедрин гиперболу. И ловкость мужика, и невежество генералов чрезвычайно преувеличены. Умелый мужик варил суп в пригоршне, глупые генералы не знают, что булки из муки пекут, а один даже проглатывает орден своего приятеля.
Иногда — хотя и не так часто и явно, как другие средства художественного изображения, — Салтыков-Щедрин использует антитезу (противопоставление). Это можно увидеть на примере «Повести о том, как один мужик двух генералов прокормил». Генералы столько «денег загребли — того ни в сказке сказать, ни пером описать», а мужик получил «рюмку водки да пятак серебра».
Важной в понимании сказки является авторская ирония, благодаря которой раскрывается позиция автора. Ирония прослеживается во всех образах, присутствующих в сказках. Например, в «Повести о том, как один мужик двух генералов прокормил» учитель каллиграфии не может различить сторон света.
Язык всех сказок Салтыкова-Щедрина отличается особой афористичностью. Писатель не только активно использует элементы фольклора (пословицы, поговорки), уже устоявшиеся в языке, но и сам привносит в него новые выражения, например: «Примите уверения в совершенном моем почтении и преданности», «собственно не был зол, а так, скотина».
Итак, активное использование художественных приемов позволило писателю глубже раскрыть сущность самодержавного аппарата. Помимо этого, сказки Салтыкова-Щедрина оказали большое влияние на дальнейшее развитие русской литературы и особенно жанра сатиры.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...