Партизанская война в романе Толстого «Война и мир»

Отношение Л. Н. Толстого к войне противоречиво и неоднозначно. С одной стороны, писатель, как гуманист, считает войну «caмым гадким делом в жизни», противоестественным, чудовищным по своей жестокости, «целью которого является убийство», орудием — «шпионство и измена, обман и ложь, называемые военными хитростями». Война, по мнению Толстого, несет лишь насилие и страдания, разъединяет людей и ожесточает их, заставляет преступать общечеловеческие нравственные законы… И в то же время Толстой, будучи патриотом, воспевает войну, «не подходящую ни под какие прежние предания», войну партизанскую, «начавшуюся со вступления неприятеля в Смоленск» и, по мысли автора, явившуюся одной из главных причин поражения французов в России и гибели наполеоновской армии. Толстой характеризует эту «войну не по правилам» как стихийную, сравнивая ее с дубиной, «поднявшейся со всей своей грозной и величественной силой и, не спрашивая ничьих вкусов и правил <…> гвоздившей французов <…> пока не погибло все нашествие». Порожденная «чувством оскорбления и мести», личной ненависти к французам, которую испытывали и жители Москвы, покидавшие свои дома и уезжавшие из города, чтобы не покориться армии Наполеона, и мужики, сжигавшие все свое сено, чтобы оно не досталось французам, идея этой войны постепенно охватила все слои общества. Пробудившееся национальное самосознание, нежелание быть побежденными Наполеоном объединили различные сословия в борьбе за свободу и независимость России. Именно поэтому партизанская война столь разнообразна в своих проявлениях, так непохожи друг на друга и партизанские отряды: «были партии, перенимавшие все приемы армии, с пехотой, артиллерией, штабами; были одни казачьи <…> были мужицкие и помещичьи». Великая армия Наполеона уничтожалась по частям, тысячи французов — отсталых мародеров, фуражиров — были истреблены партизанами, их многочисленными «мелкими, сборными, пешими и конными» отрядами. Герои этой войны — представители различных сословий, имеющие мало общего, но объединенные общей целью защиты родины. Это дьячок, «взявший в месяц несколько сот пленных», гусар Денис Давыдов, «которому принадлежит первый шаг» в узаконивании партизанской войны, старостиха Василиса, «побившая сотни французов», и, конечно, Тихон Щербатый. В образе этого партизана Толстой воплощает определенный тип русского крестьянина, не кроткого и смиренного, как Платон Каратаев, а необычайно смелого, не лишенного доброго, нравственного начала в душе, но во многом действующего инстинктивно. Потому он с легкостью убивает французов, «худого им не делает, но мародеров десятка два побил». Тихон Щербатый, «один из самых нужных, полезных и храбрых людей в партии», отличается ловкостью и смекалкой: «Никто больше его не открыл случаев нападения, никто больше его не побрал и не побил французов»....


Но в то же время безрассудная жестокость Тихона, имевшего обыкновение не приводить языков и не брать пленных, но избивавшего врагов не из-за ненависти и злобы, а в силу своей неразвитости, противоречит гуманистическим убеждениям Толстого. С этим героем, как и с Долоховым, командовавшим небольшой партией и бесстрашно отправляющимся на самые опасные вылазки, связана своеобразная идеология партизанской войны, отраженная еще в словах князя Андрея: «Французы разорили мой дом, они враги мои, они все преступники. Их надо казнить. Долохов считал «глупой любезностью», «рыцарством» оставлять в живых французов, которые все равно «помрут с голоду или окажутся побитыми другой партией». Однако такой герой, как Денисов, отпускавший пленных «под расписку», «не имевший на совести ни одного человека» и «не желавший марать честь солдата», а также Петя Ростов, «чувствовавший любовь ко всем людям», испытывавший жалость к Винсенту Боссе, юному барабанщику, взятому в плен, воплощают толстовские идеи гуманизма, сострадания и любви к людям. Законы мира, по мысли автора, непременно восторжествуют над войной, ибо на смену враждебности и ненависти по отношению к противнику приходит жалость и сочувствие. Так, после сражения под Красным Кутузов обращается к армии с призывом о том, что «пока французы были сильны <…> их били, а теперь и пожалеть можно <…> тоже и они люди», а пленный итальянец признается Пьеру, что «воевать с таким народом, как русские, — грех, ибо они, столь пострадавшие от французов, даже злобы против них не имеют…».

Итак, Толстой неоднозначно относится и к самой партизанской войне. Народная война восхищает писателя как высшее проявление патриотизма, как единение людей всех сословий в их любви к родине и в общем желании не дать врагу захватить Россию. Только война партизанская, то есть освободительная, являющаяся не «игрой», не «забавой праздных людей», а возмездием за разорения и несчастья, направленная на защиту собственной свободы и свободы всей страны, справедлива, по мнению Толстого. Но все-таки любая, даже и справедливая война несет разрушение, боль и страдания, является олицетворением злого, антигуманного начала, и гибель Пети Ростова, искренне любившего окружающий мир, подобно всем лучшим толстовским героям способного видеть красоту и величие неба и, очевидно, сумевшего бы понять высший смысл жизни, показывает чудовищность и жестокость войны. Согласно толстовской концепции мира и единения людей как проявления высшей гармонии, всепобеждающая сила христианской любви восторжествует над враждебным, разоблачающим началом войны. Потому и партизанская война, воспетая Толстым в романе, является, по мысли автора, проявлением народного гнева, но не воплощением гуманизма и высшего блага.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...
Партизанская война в романе Толстого «Война и мир»