Правда о войне – еще одна победа духа


Смелую попытку обозначить истинное значение Великой Отечественной войны в истории великой страны от Буга до Курил, оценить величие народного подвига едва ли не первым сделал поэт Алексей Сурков. Еще в 1942 году с высокой трибуны он сказал: “Война в нашей поэзии выглядела как парад на Красной площади… До войны мы читателю подавали будущую войну в пестрой конфетной обертке, а когда эта конфетная обертка двадцать второго июня развернулась, из нее вылез скорпион, который больно укусил нас за сердце, – скорпион реальности, трудной большой войны”.

Между тем, даже спустя шесть десятилетий после окончания самой кровопролитной и жестокой войны не только в отечественной, но и во всей мировой истории, мы по крупицам узнаем правду о ней. О войне и победе, которая вознесла великую страну к вершинам ее могущества и исторической славе, до сих пор говорят либо полуправду, либо слагают мифы, одни из которых чернят, другие – обеляют те или иные эпизоды войны.

Трудно представить


себе, как жили наши дедушки и бабушки в начале сороковых годов, что они думали и чувствовали. Из художественных произведений, воспоминаний мы знаем, что в те годы никто не доверял друг другу, опасаясь произнести лишнее слово не то что в разговоре с соседом или коллегой по работе, но даже в кругу семьи, в присутствии своей жены, детей, родственников. Но никто из живших тогда ни на минуту не сомневался в силе и мощи Красной Армии, в правоте Сталина и его сподвижников.

Никому и в самом кошмарном сне не могло привидеться, что враг дойдет до Волги и Кавказа.

Однако начало войны оказалось куда страшнее даже самых страшных ночных кошмаров. Внезапное начало войны поразило страну, не оставив ни одного равнодушного человека. Люди более ста наций и народностей жили единым переживанием огромного общего горя. И вряд ли кому – то из них в те далекие годы было дело до того, о чем сегодня мы можем прочесть в книгах В. Суворова – о том, что Сталин вынашивал тайные планы о переходе границы и нападении на Германию. Вопреки всем подобным заявлениям и утверждениям, подкрепленным подлинными архивными документами, я хочу сказать: история не знает сослагательного наклонения. А потому есть правда В. Суворова – и есть правда фронтовиков, вынесших на своих плечах всю тяжесть неимоверных испытаний. И нам, третьему послевоенному поколению, нужно знать обе эти правды. Для того чтобы знать истину и чтобы не допускать повторения кошмара, который, словно снег на голову, свалился на наших предков. Вот для чего нам необходима правда о той войне, пусть даже самая горькая.

Чувство исторической правоты жило в каждом человеке – от красноармейца на передовой до малолетнего работника в тылу.

Вспоминая через много лет свою фронтовую юность, Василь Быков писал, что во время войны мы “осознали свою силу и поняли, на что сами способны. Истории и самим себе мы преподали великий урок человеческого достоинства”.

Война подчинила себе судьбы всех и каждого. Не было у народа более важной задачи, чем одолеть захватчиков. Никогда писатель не слышал так отчетливо сердце народа. В этом признавался Андрей Платонов в своем письме с фронтовой передовой домой: “…Я пишу о них со всей энергией духа, какая есть во мне… Мною руководит воодушевление их подвигом”.

Что нужно для того, чтобы понять глубинную природу этой войны? На мой взгляд, нам в первую очередь следует понять и осознать духовную основу произведений художественной литературы, которая создавалась в огне сражений. А среди них есть такие, которые не потускнели до наших дней, -“Василий Теркин” Твардовского, “Сын” Антокольского, “Февральский дневник” Берггольц, лирика Ахматовой, Симонова, Суркова, Сельвинского, Алигер, публицистика и художественная проза Эренбурга и Алексея Толстого, сталинградские очерки и “Треблинский ад” Гроссмана, очерки и рассказы Платонова, “Волоколамское шоссе” Бека и “Дни и ночи” Симонова, “Перед восходом солнца” Зощенко и “Молодая гвардия” Фадеева, пьесы “Русские люди” Симонова, “Фронт” Корнейчука, “Нашествие” Леонова.

В свое время Виктор Астафьев указывал на кричащее расхождение между пережитым им на фронте и книжнопоказательной войной. Он послужил не в одном полку. Встречал фронтовиков на других военных перекрестках. И они не были похожи на тех, которые кочуют по страницам книг, выкрикивают лозунги, всех бьют, в плен берут, а сами, как Иван-царевич, остаются красивыми и невредимыми.

Не такими они предстают перед нами на страницах так называемой “лейтенантской прозы” 60-х годов, которая положила начало разрушению утвердившегося сталинского мифа о войне. Например, в романе “Живые и мертвые” К. Симонов нарисовал такую картину сорок первого года, какой до этого наша литература не знала. Писатель рассказал о панике среди солдат, о растерянности командиров, о несостоятельности высшего политического и военного руководства, о сотнях тысяч пленных солдат и офицеров.

Непростому делу осмысления трагических событий войны посвятил все свое творчество Василь Быков. Подлинным торжеством литературной истины стали “Разные дни войны” К. Симонова, “Я из огненной деревни” А. Адамовича, Я. Брыля и В. Колесника, “Блокадная книга” А. Адамовича и Д. Гранина, “У войны не женское лицо” С. Алексиевич. Уровень исторической правды этих произведений настолько высок, что никто из нашего поколения XXI века, увы, эту высоту правды еще не одолел.




1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...


Правда о войне – еще одна победа духа