Смешное и трагическое в комедии Д. И. Фонвизина “Недоросль”


Смеяться, право, не грешно

Над всем, что кажется смешно.

Н. М. Карамзин

Познакомившись с гоголевскими “Вечерами на хуторе близ Диканьки”, Пушкин сказал, что Россия так не смеялась со времен Фонвизина. Выходит, “Недоросль” рассмешил всю Россию на долгие годы.

Для школьных спектаклей обычно выбирают сцены из комедии, которые вызывают в зале дружный смех. Это, прежде всего урок, на котором Правдин и Стародум экзаменуют Митрофана. На вопрос Правдина, что Митрофану известно в грамматике, тот отвечает: “Много. Существительна да прилагательна”. Правдин просит ответить: слово “дверь” – существительное или прилагательное? Митрофанушка уточняет: “Дверь, котора дверь?” И объясняет, что, дескать, вот эта дверь -“прилагательна”, потому что “она приложена к своему месту. Вот у чулана шеста неделя дверь стоит еще не навешена: так та покамест существительна”.

Зрителя приводят в восторг ответы Митрофанушки и на другие вопросы. Он


ничего не знает ни по одному предмету, но ловко выкручивается. Его мать, госпожа Простакова, знает еще меньше и поэтому с гордостью за сына смотрит на окружающих.

Смешон Скотинин, когда хочет жениться на Софье только потому, что в ее деревеньках водятся свиньи, до которых у него “смертная охота”.

Смешны рассуждения немца-учителя Адама Адамыча Вральмана, который в прошлом служил кучером у Стародума. Чему может научить этот безграмотный человек, не умеющий толком говорить по-русски?

Уморителен Митрофанушка в своем обжорстве. Съесть на ужин солонины ломтика три, огромных подовых пять или шесть, выпить потом кувшин кваса – и считать, что он “почти и вовсе не ужинал”! Даже мать, которая во всем ему потакает, говорит Вральману, что Митрофан “небережно поужинал”, то есть не бережет он себя, слишком много ест. Какой из него жених?! Софья не чувствует даже оскорбления, узнав о Сватовстве Митрофана. Ей просто смешно. На ревнивые слова Милона о “счастливом сопернике” она, лукаво усмехаясь, с иронией отвечает: “Боже мой! Если бы ты его увидел, ревность твоя довела бы тебя до крайности!”

На протяжении всей комедии Фонвизин выявляет скотскую сущность Простаковой и ее родственников: то прямо обличает их поступки, то заставляет Стародума, Правдина и Софью тонко иронизировать над ними, то с лукавым юмором принуждает этих невежд самих разоблачать себя. Так, Скотинин, расхваставшись древностью своего рода, попадает в ловушку Стародума и Правдина. Он соглашается, что его пращур был создан Богом несколько раньше Адама, то есть в то время, когда были созданы скоты. Даже Вральману и то казалось, что, живя с господами Простаковыми, он “фсе с лошадками”. Этим людям нечем прикрыть свое невежество и скотоподобие. Когда Простакова надевает маску приличия, намереваясь показать доброе гостеприимство своего дома и достоинства Митрофана, у нее ничего не получается. Играя в благородство с Софьей, Стародумом, Правдиным, она постоянно срывается. Где ж ей знать, что такое истинное благородство. Несоответствие маски и лица и нелепо, и смешно. Когда же Простакова бранится, как уличная торговка, это уже не так смешно, потому что жаль ни в чем не повинных людей. И уж совсем не смешно, а скорее страшно от мысли, что невежественные, грубые и жестокие крепостники готовят себе достойную смену. Ведь недаром комедия называется “Недоросль”.

Создавая образ Митрофана, автор преследовал цель не только выставить его на посмешище. Конечно, своим нежеланием учиться, а “охотой жениться” он вызывает смех. Но его отношение к Еремеевне, его омерзительная, возможно нарочитая, жалость к матери, которая “устала, колотя батюшку”, – уже не вызывают смеха. Это “дитя деликатного сложения” не знает никаких обязанностей, поэтому и нет у него ни ума, ни совести. Он трусливо прячется за юбку Еремеевны, испугавшись кулаков Скотинина, но моментально готов “за людей приниматься”, то есть чинить над ними расправу. Перед нами будущий деспот. На какое-то мгновение мы даже забываем, что представляет собой Простакова, и сочувствуем ей. Неразумная, слепая, животная любовь этой женщины к своему детищу – Митрофану – губит ее ненаглядного сына. В конце пьесы потерявшая власть Простакова, увидев крушение своих замыслов, бросается к сыну с возгласом: “Один ты остался у меня, мой сердешный друг, Митрофанушка!” Но неожиданно наталкивается на бессердечный и злой ответ: “Да отвяжись, матушка, как навязалась…” Это страшный удар для Простаковой. Она-то думала, что Митрофан растет умным, образованным, что он всегда будет для нее сердечным другом, утешением в старости. Оказалось, что она ему не нужна. “И ты! И ты меня бросаешь!” – в отчаянии восклицает мать и падает в обморок. Эта сцена трагична в своей жизненной правде.

Завершают комедию слова Стародума, обращенные к Простаковой: “Вот злонравия достойные плоды!” Однако зрители и читатели воспринимают эти слова гораздо шире. Они обращены не только к Простаковой, но и ко всему государственному устройству России. Мало того, они касаются каждого из нас. Смех – очень ценное лекарство, особенно если нам его преподносит такой замечательный целитель, как Д. И. Фонвизин.




1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...


Смешное и трагическое в комедии Д. И. Фонвизина “Недоросль”