Традиции и новаторство в комедии Фонвизина “Недоросль”


Русская литература XVIII века во многом определила развитие отечественной словесности в дальнейшем, подготовила ее “золотой” ХIХ век. Но, пожалуй, из драматургов той эпохи лишь Денису Ивановичу Фонвизину удалось пережить свое время. Его комедия “Недоросль” по праву входит в “золотой фонд” русской драматургии и может быть поставлена в один ряд с такими блестящими ее образцами, как “Горе от ума” Грибоедова, произведениями Гоголя, драматургией Островского. Созданная в условиях господства классицизма на русской сцене, она несла в себе новаторские черты, которые подготовили появление и утверждение реализма в русском театре.

Еще Пушкин определил особое значение Фонвизина, которого он назвал “сатиры смелым властелином”. Действительно, “Недоросль” является сатирической комедией, в которой, по словам Гоголя, писатель вскрыл “раны и болезни нашего общества, тяжелые злоупотребления внутренние, которые беспощадной силой иронии выставлены


в очевидности потрясающей”.

По сюжету и по названию “Недоросль” – пьеса о том, как дурно и неправильно обучали молодого дворянина, вырастив его “недорослем”. Проблема воспитания, как известно, центральная в идеях Просвещения и классицизма как его художественного выражения. Но Фонвизин намного расширил саму постановку этой проблемы: речь здесь идет о “воспитании” в самом широком смысле слова. Сценически Митрофан – тот самый недоросль, о котором говорит название пьесы, – лицо второстепенное, но история его воспитания объясняет, откуда берется страшный мир Скотининых и Простаковых. Это означает уже не просто постановку проблемы воспитания, а рассмотрение обстоятельств, которые влияют на формирование личности, что соответствует задачам реализма.

Естественно, что такая задача не могла быть решена только средствами классицизма, необходимо было найти новые подходы к изображению героев. Отсюда и возникает своеобразный сплав традиционных и новаторских элементов в комедии.

Вполне в соответствии с правилами трех единств действие пьесы происходит в усадьбе госпожи Простаковой в течение одного дня и все события завязаны в один узел. В плане композиции писатель тоже достаточно четко придерживается традиции: персонажи четко делятся на отрицательных, непросвещенных и положительных, образованных, группируясь вполне симметрично: четыре на четыре. В центре группы отрицательных героев находится госпожа Простакова – все остальные персонажи этой группы так или иначе соотносят себя с ней: “женин муж”, “сестрин брат”, “матушкин сын”. Во главе положительного лагеря стоит Стародум, к которому прислушиваются Правдин, Милон и Софья. Следует отметить, что Фонвизин вводит в систему персонажей и ряд второстепенных лиц, которые тяготеют либо к положительным, либо к отрицательным.

Фонвизин широко использует и такой прием классицизма, помогающий раскрытию характеров героев, как говорящие имена и фамилии: Простакова, Стародум, Скотинин, Правдин и другие. Интересно, что потом у Пушкина в “Евгении Онегине” среди гостей, приехавших на именины к Татьяне, появляются “Скотинины, чета седая”, отличающиеся такой же плодовитостью, как и фонвизинские.

В духе классицизма рисует Фонвизин и своего любимого героя Стародума как героя-резонера, высказывающего авторскую точку зрения. Сам Фонвизин возлагал большие надежды в деле исправления пороков общества на просвещение дворянства. И в том же духе высказывается его герой:

“Ну, что для отечества может выйти из Митрофанушки, за которого невежды-родители платят еще и деньги невеждам-учителям? Сколько дворян-отцов, которые нравственное воспитание сынка своего поручают своему рабу крепостному! Лет через пятнадцать и выходят вместо оного раба двое: старый дядька да молодой барин”.

Более того, даже с точки зрения стиля речь Стародума близка к слогу статей и писем автора. Как и следует положительному герою в пьесах классицизма, Стародум говорит правильным, книжным языком. Но Фонвизин расширяет узкие рамки классицизма, вводя в речь героя и другие индивидуальные черты: афористичность, насыщенность архаизмами.

Этот же прием писатель использует и в языке других персонажей, который таким образом становится средством их индивидуализации и помогает раскрыть социально-психологическую сущность.

Так, например, все индивидуальные и типичные качества Простаковой отражаются в ее языке. К крепостным она обращается грубо, используя бранную лексику, а к сыну Митрофану обращена ласковая, заботливая речь матери. С гостями Простакова – светская дама, а когда она униженно причитает, вымаливая себе прощение, в речи ее появляются народные обороты.

Вообще же надо отметить, что хотя герои Фонвизина, как и требуется в классицизме, не развиваются, но в живой ткани произведения их характеры часто приобретали несвойственную драматургии классицизма многозначность – это явный ход в сторону реализма. Так, если образы Скотинина, Вральмана, Кутейкина заострены до карикатурности, то образы Простаковой и Еремеевны отличаются большой внутренней сложностью. Еремеевна – “раба”, но она сохраняет ясное осознание своего положения, прекрасно знает характеры своих господ, в ней жива душа. Простакова, злобная, жестокая крепостница, оказывается в то же время любящей, заботливой матерью, которая в финале, отвергнутая своим же сыном, выглядит действительно несчастной и даже вызывает наше сочувствие.

И наконец, новаторство “Недоросля” проявилось в том, что сохраняя одну линию развития интриги, Фонвизин включает в пьесу несколько взаимосвязанных проблем. Основные из них – это проблемы крепостного права, воспитания и формы государственной власти, которые в комедии, как и в действительности, взаимообусловлены. Автор также ставит вопросы о неуклонном исполнении “должности” каждым гражданином, о характере семейных отношений, об образовании дворян и другие.

Так что произведение в целом выглядит отнюдь не однолинейным, а многоплановым и многоаспектным. Но верит ли автор, что исправление всех общественных пороков, “скотских” пороков человеческой натуры возможно путем воспитания? На вопрос Правдина об этом Стародум отвечает: “Мой друг! Ошибаешься. Тщетно звать врача к больному неисцелимому. Тут врач не поможет, разве что сам заразиться”. И в этом тоже проявился реализм Фонвизина.

Прошли года, минули два столетия с тех пор, как появилась смешная и грустная комедия Фонвизина. Но герои ее остались жить, мы находим среди наших современников своих Скотининых и Правдиных, Простаковых и Стародумов. А Митрофанушка стал нарицательным образом и, видимо, останется таким еще долгое время – к сожалению! Его знаменитое: “Не хочу учиться, хочу жениться” – кажется, так и разносится эхом среди наших молодых людей. И в этом еще одно подтверждение подлинного реализма комедии “Недоросль”.




1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...


Традиции и новаторство в комедии Фонвизина “Недоросль”