Восславим женщину-мать!


Для каждого человека слово “мама” – особое слово. Это первое слово, которое мы учимся произносить после рождения и произносим всю свою жизнь. Слово “мама” одинаково тепло и ласково звучит на – всех языках мира. Тихую нежную песню мамы слышим мы в колыбели; мама тревожится за нас, когда мы болеем или прибегаем домой с шишкой на голове; за мамину надежную руку держимся мы, когда идем в первый класс. Лицо мамы озаряется счастьем при нашей первой улыбке и первом успехе, болью и тревогой – при наших промахах и неудачах. Может быть, прав был тот, кто сказал, что самые проникновенные и светлые слова придуманы именно матерями, а потом подслушаны поэтами.

“Милая, добрая, старая; нежная”, – с такими эпитетами обращается к самому дорогому для него человеку С. Есенин. Чувство поэта к матери составляет главное священство, которое он пронес до последних дней и увековечил в строках, полных самой искренней сердечности:

Ты жива еще, моя старушка?
Жив и я.


Привет тебе, привет.
Пусть струится над твоей избушкой
Тот вечерний несказанный свет.

В четырех есенинских строчках безграничная власть самых искренних чувств, испытываемых к самому дорогому человеку на земле. В них и сыновняя любовь, и время, минувшее со дня последнего свидания с матерью, и расстояние, разделяющее его с ней, и благоговение поэта перед родным кровом.

В поэзии Есенина мать является воплощением совести и душевной чистоты: “Ты одна мне помощь и отрада”. Она – воплощение родительского дома, весеннего белого сада. Мать превращается в символ малой Родины – того уголка, где поэт всегда может найти поддержку и покой, где его всегда поймут и пожалеют. Ведь только мать может успокоить сердечную боль, освободить от тоски и усталости.

Любовь матери всегда бескорыстна, ее тревога святая. Уходя из родного дома в большую жизнь, среди мелких забот в повседневной суете мы порой даже не ощущаем незримого присутствия мамы рядом с собой. А между тем мать непрестанно тревожится за нас – днем и ночью, в будни и праздники. Потому что среди человеческих чувств нет более искренних и верных, чем чувства матери.

“Сердце матери – это бездна, в глубине которой всегда найдется прощение”, – сказал великий французский писатель О. Бальзак. Эти слова находят подтверждение в легенде о манкурте из романа Ч. Айтматова “…И дольше века длится день”. Легенда относится к тем далеким временам, когда степные племена в безжалостных войнах истребляли друг друга. Враги не щадили врагов – они или убивали их, или превращали в рабов-манкуртов – людей, лишенных памяти и беспрекословно выполняющих любые приказы.

На голову человека натягивали вымя молодой верблюдицы. Высыхая, вымя буквально раздавливало голову. Большинство людей умирали во время подобной нечеловеческой пытки. Но те, кто оставался жить, напрочь теряли память. Они не помнили кто они, откуда, кто их родственники, чем они занимались. Поэтому человек, превращенный в манкурта, для родных, близких и друзей был потерян навсегда.

Услышав рассказ приезжих купцов о молодом манкурте, встреченном в землях жуаньжуаней, Найман-Ана потеряла покой и сон. Материнское сердце подсказало ей, что этот юноша и есть ее сын. Он ушел из родительского дома, чтобы отомстить за погибшего отца, и пропал без вести в далеких краях. Мать не видела его мертвым, а потому не могла поверить воинам, которые по возвращении из похода сказали, что сын ее был тяжело ранен и погиб.

Мать отправляется в дорогу. Она готова вынести все, лишь бы увидеть сына. Но встреча матери с сыном оказалась короткой. Слова, которые Найман-Ана говорила Жоламану, не трогали его душу. Манкурт не мог понять, о чем говорит женщина и чего она от него добивается. Повинуясь приказу хозяина, он спокойно натягивает тетиву лука и выпускает стрелу прямо в сердце родной матери. Но мать уже нашла своего сына и не могла потерять его снова. Стрела превратила ее в белую птицу, которая с криком “твой отец Доненбай, Доненбай, Доненбай” продолжала кружить над головой манкурта, пытаясь вернуть ему воспоминание о родительском доме.

Проникновенную историю о матери рассказал М. Горький в “Сказках об Италии”. По осажденному городу бродит черная одинокая тень. Это тень матери, сын которой возглавил отряды врагов, стремящихся захватить город. Никто не винит мать в предательстве сына, но она все равно стала для всех чужой. Женщина не может понять, как мальчик, которому она отдала столько сил и любви, вырос таким безжалостным и жестоким. И тогда она решает покинуть город и отправиться во вражеский лагерь. Ею руководит мысль о том, что только она может спасти душу сына и жизнь горожан.

Трудный разговор матери с сыном не приводит к желаемому результату. Сын остается глух к материнским словам. И тогда женщина решается на отчаянный поступок. Она зовет сына отдохнуть на ее груди. Согретый и успокоенный материнским теплом, сын засыпает. В этот момент мать вонзает в него нож, тем же ножом убивая и себя.

Мы награждаем наших матерей самыми высокими эпитетами, называя их добрыми, гордыми, мужественными, терпеливыми. Нам бывает тяжело найти слова, чтобы передать неиссякаемую материнскую любовь. “Все прекрасное в человеке – от лучей солнца и от молока матери – вот что насыщает нас любовью к жизни!”, – писал М. Горький. И тем прискорбнее бывает слышать о том, что есть еще сыновья и дочери, которые в век стремительного развития средств связи подолгу не звонят матерям. А мы должны это делать, обязаны. Во имя будущего блага своих собственных детей.




1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...


Восславим женщину-мать!