2. “Затеряться в самой нутряной России” (По рассказу А. И. Солженицына “Матренин двор”)

Александр Исаевич Солженицын – писатель, рожденный своим страшным временем. И личная, и творческая судьба его – сплошная череда нелегких испытаний и преодолений их. Фронтовик, арестованный в 1945 году, прошедший все круги ада в советских лагерях, свидетель восстания заключенных в Экибастузе в 1952 году, сосланный на вечное поселение в Казахстан, преодолевший смертельную болезнь, изгнанный из родной страны и вновь обретший Родину много лет спустя, Солженицын является символом своей эпохи.
Особое место в его писательской деятельности

занимает рассказ “Матренин двор”. Исследователи считают, что современная “деревенская проза” начинается именно с этого произведения.
Рассказ во многом автобиографичен. Повествование ведется от лица сельского учителя математики, недавно вернувшегося из заключения и осевшего в небольшой деревушке Тальново, в 184 километрах от Москвы. В центре внимания повествователя – трагическая судьба простой русской крестьянки Матрены Васильевны Григорьевой. Прожившая безотрадную,
полную забот и лишений жизнь (несостоявшаяся любовь, смерть шестерых детей, непосильный труд в колхозе за палочки-трудодни, тяжелая болезнь, обида на колхоз, выбросивший ее из общей жизни как отработанный материал), Матрена погибает нелепой и страшной смертью на железнодорожном переезде, и это драматическое событие становится толчком для переосмысления ее личности и ее судьбы.
По мнению соседей и родственников, вся жизнь Матрены была несуразной и никчемной: жила она бедно, одиноко и убого, вечно работала бесплатно на других, вечно лезла в мужицкие дела, пренебрежительно относилась к собственности, столь ценимой в деревне (“…и за обзаводом не гналась; и небрежная; и даже поросенка не держала, выкармливать почему-то не любила…”), не “гналась за нарядами за одеждой, приукрашивающей уродов и злодеев”. Ничего не скопила Матрена на своем веку, единственные ее ценности – грязно-белая коза, колченогая кошка да фикусы, заполняющие “одиночество хозяйки безмолвной, но живой толпой”.
Все окружающие Матрену люди: сестры, золовка, деверь, приемная дочь Кира, Фаддей – нещадно пользуются ее добротой и простодушием; эксплуатирует ее бессовестно и родной колхоз, не начисливший ей пенсии и урезавший ее огород. Но кроткая и безответная Матрена не ропщет и принимает мир таким, каков он есть, сохраняя при этом доброе расположение к людям, чувства радости и жалости ко всему сущему. А если и “сердилась Матрена на кого – невидимого”, то лечила себя извечным русским лекарством – работой. И только изредка вырывается у нее горькое: “Притесняют меня, Игнатич… Иззаботилась я”. Иззаботилась от скучного и тяжелого быта, от невнимания советской власти, от равнодушия тех, кто цель и смысл жизни видит в накопительстве и приобретательстве. Чужой, никому не нужной чувствует себя героиня и в своей деревня, и в родном государстве. Невостребованными остаются лучшие ее качества: отзывчивость, сердечность, сострадание к ближнему, бескорыстие. Бесчеловечная система не нуждается в таких людях, а значит, что-то сместилось в представлении о нравственности за годы советской власти, что-то изменилось между людьми в понимании ими совести, правды и труда. И неслучайно в финале рассказа, после похорон и поминок Матрены, появляется образ какой-то “древне” всезнающей старухи, воплощающей вечную народную мудрость. Она взирает “сверху”, с печи, “немо, осуждающе на неприлично оживленную пятидесяти и шестидесятилетнюю молодежь”. И в этом безмолвном осуждении и заключается та правда о жизни русской деревни, о жизни всей страны и народа, которая была искусно спрятана Солженицыным между строк, но прорывалась неумолимо к читательским сердцам и заставляла не только сопереживать “беспритульной” Матрене, но и задумываться о собственной жизни.
Конечно через “Матренин двор” идет сквозная тема боли России, и веры в нее и надежды на то, что здравый смысл соотечественников позволит всем русским объединится в борьбе за общее благое дело – обустройство прекрасной и могущественной родины.



2. “Затеряться в самой нутряной России” (По рассказу А. И. Солженицына “Матренин двор”)