Авторская позиция в романе И. С. Тургенева “Отцы и дети”

Хотел ли я обругать Базарова
или его превознести? Я этого
сам не знаю, ибо я не знаю,
люблю ли я его или ненавижу.
И. С. Тургенев
Роман “Отцы и дети” – вершина художественного творчества И. С. Тургенева. К работе над этим произведением писатель приступил в августе 1860 года, а закончил его в июле 1861 года. Одним из важнейших исторических событий этого времени являлась борьба буржуазно-дворянского либерализма с революционным демократизмом вокруг коренных вопросов русской жизни. Именно эта борьба и послужила исторической основой

романа Тургенева. “Главное лицо представляется выражением новейшей нашей современности”, – писал автор, объясняя свое видение образа Базарова.
Писатель стремился правдиво показать характерные черты нового человека, вжиться в его образ. Для этого он в течение двух лет вел дневник от имени Базарова. Тургенев не скрывал своей симпатии к Базарову. Его привлекала внутренняя независимость героя, его честность, ум, стремление к практической деятельности, последовательность,
стойкость в отстаивании своих убеждений, критическое отношение к действительности. “Базаров – это мое любимое детище, на которого я потратил все находящиеся в моем распоряжении краски”, – писал Тургенев. Однако автор разделял далеко не все взгляды своего героя. Потому он со всей правдивостью отметил в Базарове не только то, что составляло его силу, но и то, что в своем одностороннем развитии могло выродиться в крайность и повести за собой духовное одиночество и полную неудовлетворенность жизнью.
Писатель остро подметил складывавшиеся веками недоверие и презрение мужика к барину. И в этом отношении большим смыслом наделена сцена разговора Базарова с мужиком. Комментируя самоуверенное высказывание героя о том, что он свой человек для крестьян, Тургенев замечает: “Увы! презрительно пожимавший плечом, умевший говорить с мужиками Базаров (как хвалился он в споре с Павлом Петровичем), этот самоуверенный Базаров и не подозревал, что он в их глазах был все-таки чем-то вроде шута горохового”. И это недоверие народа вполне понятно. К тому же, сам герой в деле общественного прогресса больше рассчитывал на людей духа, на таких, как он сам, демократически настроенных интеллигентов, а не на силу и разум народных масс.
Герой Тургенева наделен нетерпимостью ко всему прошлому, пренебрежительным отношением к тем духовным ценностям, которые были выработаны в прошлом. Этот факт был отражением существовавшей реальности. Такие “нигилисты” существовали в русском обществе, и писатель стремился предупредить своих читателей о драматических последствиях такого пренебрежения. Ведь природа не только мастерская, как утверждает Базаров, но и храм. И здесь автор ведет речь вообще о всей полноте человеческих чувств и взаимоотношений, в первую очередь, о любви, которую герой попытался свести к простой физиологии, но, само собой, потерпел поражение.
Да, отношение писателя к своему творению было противоречивым. Однозначно было лишь одно – Базаров виделся ему фигурой трагической. “Мне мечталась фигура сумрачная, дикая, большая, до половины выросшая из почвы, сильная, злобная, честная – и все-таки обреченная на погибель, потому что она все-таки стоит еще в преддверии будущего, мне мечтался какой-то странный разговор с Пугачевым…”, – писал Тургенев. Мысль о трагичности образа Базарова еще не раз встречается в письмах автора. И основной трагизм его – в бесплодности его желания подавить в себе человеческие стремления, в обреченности его попыток противопоставить свой разум стихийным и властным законам жизни, неудержимой силе чувств и страстей. На протяжении всего романа чувствуется, как усложняется и углубляется основной конфликт героя, проникает все дальше в его душу. И чем дальше, тем острее чувствуется одиночество Базарова – даже в его общении с другом Аркадием, даже в доме его родителей. И решающей точкой, которая должна была “наложить последнюю черту на его трагическую фигуру”, стала смерть героя.
Базаров стоял “в преддверии будущего”, но Тургенев сам не знал, куда мог пойти его герой: “Да, я действительно не знал, что с ним делать. Я чувствовал тогда, что народилось что-то новое; я видел новых людей, но представить, как они будут действовать, что из них выйдет, я не мог. Мне оставалось или совсем молчать, или написать то, что я знаю. Я выбрал последнее”.



Авторская позиция в романе И. С. Тургенева “Отцы и дети”