ДЕРЕВНЯ В ГОДЫ “ВЕЛИКОГО ПЕРЕЛОМА” (по роману М. А. Шолохова “Поднятая целина” и современной публицистике)

Где они, слова, когда говорим о человече-
ском горе? Почему всегда так трудно “писать
об этом и вдвое труднее, когда горе это, стра-
дание эти неоправданны, не озарены стрем-
лением к этой великой цели, для которой и
жизнь отдать можно не задумываясь? Труд-
но писать, невозможно и забыть горе, как бы
далеко ни отодвинуло время те дни. Это долг
наш, крест наш, как бы ни старались мы за-
быть о нем.
Коллективизация – слово это, бывшее
когда-то символом чего-то грандиозно-радо-
стного, символом перехода к новой

лучшей
жизни, для наших современников звучит
зловеще. Оправданны ли жертвы тех лет?
Уместно ли здесь сухое слово “перегибы”?
Как это было, знают те, кого смела или кос-
нулась эта беспощадная волна, те, кто был
свидетелем великого и жестокого перелома.
Поздно узнавая правду о сталинской эпохе,
мы привыкаем считать многие произведения,
написанные в то время, приспособленчески-
ми. И не всегда замечаем среди них те, что
правдиво отразили эпоху.
“Поднятая
целина” М. А. Шолохова тоже
не избежала переоценки. Только сейчас, пе-
речитывая ее новыми глазами, мы вдруг от-
крываем то многое, чего не замечали или не
хотели замечать раньше. И в то же время
понимаем, как отличался этот роман своей
талантливостью, реализмом от многих дру-
гих произведений того времени, какой жаж-
дой правды нужно обладать, чтобы опубли-
ковать такое произведение в страшные годы
гонений и оговоров!
Прост и понятен язык “Поднятой цели-
ны”. Ясна главная мысль: прекрасный народ
наш, истинные коммунисты, как бы ни было
трудно и больно, готовы идти вперед к наме-
ченной цели. Виноваты ли крестьяне в том,
что трудно и больно им было отрывать от се-
бя то, что веками было привычным? Винова-
ты ли Нагульнов, Давыдов и другие в том,
что ошибались на этом пути к новому, ведь
они так верили в революцию? Порой говорят
об “ошибках гремячинских коммунистов”.
Ошибки… Но кто от них мог быть застрахо-
ван в те годы, когда неизвестен был путь,
по которому надо идти. Давыдов плохо раз-
бирался в людях, но не от нежелания их по-
нять, а от неумения. И разве не наказывает
он сам себя за это? Расплата – смерть! “Пе-
регибы” Нагульнова… Что они в сравнении
с теми страшными перегибами в масштабах
всей страны, которые не обошли и самого
Макара!
Рядом с настоящими коммунистами есть
и карьеристы, спешащие выполнить любое
повеление сверху, будь оно даже намеком,
как в сталинской статье “Головокружение от
успехов”, сваливающей ответственность за
неудачи и недовольство на “Перегибы” на
местах.
“…В Гремячинском колхозе царит зажим
самокритики, Нагульнов террор устроил…”,
“избил наганом до потери сознания одного
середняка-единоличника…” – это обвинения
Самохина на бюро райкома в адрес Макара.
Что стоит этим людям перевернуть смысл
поступков человека вверх дном, если “нужно
принести кого-то в жертву” (слова районного
“загибщика” Беглых)! Шолохов, возможно сам
того не сознавая, реалистично описал в этом
“суде” над Нагульновым одно из многочис-
ленных сфабрикованных дел против “врагов
народа”.
Больнее всего проехало колесо коллекти-
визации по середнякам. Сколько их, зарабо-
тавших свое добро тяжким трудом, было рас-
кулачено и сослано! По-настоящему о том,
как проходила коллективизация, чтб она
значила в судьбах нашего народа, мы узнаем
лишь сейчас из воспоминаний, документаль-
ных свидетельств, работ историков и пр. Пи-
шут о ней и те, кого великий перелом кос-
нулся близко и больно (А. Т. Твардовский,
В. Тендряков), сатирики (Ф. Искандер) и, ко-
нечно, публицисты.
Е. Манько и А. Черняк в статье “Первые
съезды Советов” в “Правде” говорят о том,
что Ленин считал, что все должно основывать-
ся на добровольности. Декрет о земле сделал
крестьянина ее хозяином, открыл простор для
свободного труда. Коллективизация забрала
у крестьянина эту землю.
“Коллективизация: как это было”. Эта
публикация А. Ильина поражает страшны-
ми цифрами и фактами. Сколько работников
потеряла деревня, сколько скота погибло от
рук неприсоединившихся! Ревизия ленин-
ского кооперативного плана дорого обошлась
нашему народу, оставив след и в современ-
ной деревне.
Много написано об этой эпохе, но никогда
не смогут выбросить эту тему за борт лите-
ратура и публицистика. Это наша боль, мы
обязаны помнить о ней и во имя великого пе-
релома нашего времени. Отдадим же дань
тем, кто пострадал во время грандиозных пе-
ремен и великих ошибок и преступлений, а
также и тем, кто, несмотря ни на что, про-
должал верить делу партии и сохранять ре-
волюционные идеалы!



ДЕРЕВНЯ В ГОДЫ “ВЕЛИКОГО ПЕРЕЛОМА” (по роману М. А. Шолохова “Поднятая целина” и современной публицистике)