Диван – трон Обломова



Мягкая ткань. Ее бережно ткали женские руки, порхая над ней, как мотыльки. Прочная ткань. Ее делали любя, чтобы она выстояла жизненные невзгоды. Красивая ткань. Ее соткали из самых красивых и добрых ниток. Они поют: “Полюбуйся нами, мы так свежи!”

Изящны ручки и ножки из дерева. Дерево… Его взрастило солнце, умыл дождик, заплел косы ветер, украсил иней, укрыл снег. Из его ствола и ветвей бережно выточили эти изящные ножки и ручки. Пушистая, как снег, набивка. Ее локоны, как у малыша, непослушны и задорны. Она все время шуршит и корчит гримасы.



К тому же, она – хохотушка. Они встретились… Пришли в гости к мастеру и подружились. Решили жить друг с другом, не ссорясь. Магазин. Неприятно пахнущая комната. Люди, люди… Люди везде: за окнами, в магазине. Они смотрят на диван и что-то говорят друг другу.

Дом. Большой дом, тоже полный людей. Гостиная: светлая и небольшая комната. Уют. Так приятно дивану стоять у стенки. И все смотрят на диван, и все любуются им. А он в ответ скромно улыбается…

Время идет. Бегут, толпятся годы. Наш диван из скромного диванчика превратился в дивана-барина, дивана-богатыря, дивана-государя. Он – тиран. Он

– велик и нескончаем. Он бессмертен. На нем целыми днями восседает и “возлегает” его царь, его предводитель, его капитан – светлая голова Обломов. Ноги дивана – это атланты, на которых держится мир.

Его ткань – это море, это броня, это штурвал корабля. Набивка – это мозг, это вещество, смягчающее характер дивана и размягчающее характер хозяина, это уплотнитель мысли. Ах, жаль, что вас не было при таких торжественных моментах, как просыпание, пробуждение “капитана”, схождение с трона-дивана, торжественное взбивание подушек и поправление одеял, легчайший сон после обеда.



Диван – трон Обломова