Добро и зло в понимании и изображении Достоевского

В “Преступлении и наказании” автор изобразил человеческую душу, прошедшую через страдания и ошибки к постижению истины. В сердце человека Бог и дьявол вели борьбу, и победа осталась за Богом.

В XIX в. авторитет религии стремительно падал, увеличивалось число безбожников. Это приводило многих людей к глубоким внутренним кризисам. Достоевский, человек истинно религиозный, верил, что усомнившемуся человечеству нужно было лишь убедиться в истинности своей прежней веры. В своих романах “Униженные и оскорбленные” и “Преступление

и наказание” он ставил вопрос о нравственности, о способах выхода их нравственного тупика. В романе “Преступление и наказание” речь идет о двойном убийстве, которое совершил бывший студент-юрист Родион Раскольников. Он захотел убить старуху-процентщицу, чтобы ограбить ее и на ее деньги доучиться, а впоследствии помогать людям. “Это была крошечная, сухая старушонка лет шестидесяти, с вострыми и злыми глазками, с маленьким вострым носом и простоволосая”, – описывает ее Достоевский.
Раскольников пришел к убеждению, что “на общих весах жизнь этой чахоточной, глупой и злой старушонки” значит “не более как жизнь вши”, поэтому он решился. Но он не задумывается над тем, что одно преступление влечет за собой другое. Так случилось и с Раскольниковым. Убив никчемную старуху, он после вынужден был лишить жизни ее сестру, человека, который вызывает у читателя жалость и по сути ни в чем не провинился перед человечеством.

Раскольников, как и множество своих современников, усомнился в истинности религиозных постулатов, и потому выдумал свою собственную теорию. Она чуть не привела его к полной гибели, но Раскольников сумел покаяться и обрести прощение и покой.

Возродиться к новой жизни Раскольникову помогла Соня Мармеладова. В сущности, отношение Сони к Раскольникову – это отношение Бога к человеку, то есть всепрощение. Соня жалеет Раскольникова и именно поэтому прощает его. Это и помогло Раскольникову обрести веру. Вся жизнь Сони Мармеладовой является самопожертвованием. Силой своей любви, способностью претерпеть любые муки она возвышает Раскольникова до себя, помогает ему превозмочь самого себя и воскреснуть.

Литературоведы-марксисты давали много длинных и замысловатых объяснений роману, но понять Достоевского, не привлекая категории Бога, души, совести невозможно.

“Не убий” – гласит заповедь Христа. “Возлюби ближнего твоего, как самого себя”, и тогда тебе, как и Раскольникову, откроется истина, познать которую можно только пройдя через страдания и лишения. Чтобы можно было любить людей, они должны стать, как Бог, чистыми, преисполненными милосердия. “Душа хочет любить только прекрасное”, и люди должны стать прекрасными, все уродливое в них должно уничтожиться.

Любить людей можно только веруя в их преображение, веруя в Бога.

Зло же есть отход от Бога, безверие. Это было для Достоевского не просто философской категорией, он в жизни наблюдал безбожие и безверие. Главным его литературным оппонентом был Чернышевский, доставалось от острого на язык Достоевского и Тургеневу.

Вспомним орудие убийства, которое применил Раскольников, – топор, к которому звали Русь в своих прокламациях революционные демократы во главе с Чернышевским, то есть к кровавому и беспощадному бунту (“к топору зовите Русь!”). Раскольников – студент-шестидесятник, из передовых кругов, близких к нигилистам, к “новым людям”. Таков и его друг Разумихин, но обоих не во всем устраивают идеи и методы “учебника жизни”, оставленного репрессированным Чернышевским, – романа “Что делать?”

В последующем романе “Бесы” адрес “зла” будет указан уже совсем ясно.

Добро и зло борются за душу Раскольникова, при этом разрывая сознание героя пополам. По существу он добр, и его естество восстает против зла. Вернуть “себе себя” ему помогают вера в Бога, Евангелие. Раскольников понял это не сразу.

Достоевский говорит нам, что в первую очередь необходимо уверовать в Бога. Прежде чем помогать другим, спасать всех, нужно помочь самому себе, спаси себя, свою душу, сделать себя человеком, утвердить в себе закон добра и любви.



Добро и зло в понимании и изображении Достоевского