Идеи свободолюбия и гуманизма в творчестве А. С. Пушкина



Да здравствует солнце, да скроется тьма!

А. С. Пушкин

В лирике Пушкина с особенной полнотой раскрывается его личность, внутренняя сила и богатство восприятия жизни. Но при этом она откликается на все многообразие действительности, на все голоса окружающего его мира.

В своих стихах поэт стремился осмыслить мир и место в нем человека. С особой полнотой этот пафос познания, эта вера в постоянное развитие природы и общества звучат в элегии «Брожу ли я вдоль улиц шумных…» Здесь убежденность в бренности жизни отдельного человека



сочетается с мыслью о бесконечности и разнообразии бытия вообще:

И пусть у гробового входа
Младая будет жизнь играть
И равнодушная природа
Красою вечною сиять.

Мировоззрение Пушкина оптимистично, проникнуто верой в человека. Гимном радости, человеческому разуму, дружбе, любви стала его «Вакхическая песня». Борьба света, солнца, разума с «тьмой», с «ложной мудростью», со всем, что мешает прогрессу человечества, — вот основная мысль этого искрящегося дифирамба:

Да здравствуют музы, да здравствует разум!
Ты, солнце святое, гори!
Как эта лампада бледнеет
Пред

ясным восходом зари,
Так ложная мудрость мерцает и тлеет
Пред солнцем бессмертным ума.
Да здравствует солнце, да скроется тьма!

Поэт верит в победу человека над жестокостью и несправедливостью. В своем раннем творчестве он был глашатаем идей декабристов. «Вольность», «Чаадаеву», «Деревня», «Кинжал» и другие стихотворения звучали прямым призывом к свободе, гневным протестом против рабства и самодержавия. Пушкин с горячей симпатией следил за борьбой греческого народа за национальную независимость, откликаясь взволнованными стихами на события этой войны.

Поэт тяжело пережил разгром восстания декабристов. Он сохранил свое сочувствие к ним, свою веру в правоту и торжество их дела:

Во глубине сибирских руд
Храните гордое терпенье,
Не пропадет ваш скорбный труд
И дум высокое стремленье.

О верности прежним идеалам говорит поэт и в стихотворении «Арион»:

Погиб и кормчий, и пловец! —
Лишь я, таинственный певец,
На берег выброшен грозою,
Я гимны прежние пою…

Ратуя за свободу, Пушкин прежде всего имел в виду свободу политическую. Политическая тема неизменно занимает в его лирике большое и важное место. От «Вольности» и «Деревни» он приходит к таким стихотворениям, как «Клеветникам России», «Бородинская годовщина», «Мирская власть», «Памятник». Он обращается к истории России, и на ее примерах показывает, что главная надежда на перемены — не в подвиге бунтарей-одиночек, а в мощи и духовном здоровье русского народа.

Даже в тяжелую пору безвременья, последовавшую за поражением восстания на Сенатской площади, Пушкин продолжал верить в силу человеческого разума и духа. Порой его одолевали сомнения, трагическое сознание собственного одиночества и одиночества художника в его разладе с толпой, проявившееся в произведениях «Не дай мне бог сойти с ума…» , «Когда за городом, задумчив, я брожу…» и особенно — в стихотворении «Поэт и толпа» :

Толпа холодная поэта окружала
И равнодушные хвалы ему жужжала,
Но равнодушно ей, задумчив, он внимал
И звучной лирою рассеянно бряцал…

Разочарование в существующем порядке вещей особенно сказалось в лирике последних лет жизни. Пушкин отстаивает личную свободу, независимость как от произвола царя, так и от агрессивного невежества толпы :

Иные, лучшие, мне дороги права;
Иная, лучшая, потребна мне свобода:
Зависеть от царя, зависеть от народа —
Не все ли нам равно? Бог с ними.
Никому
Отчета не давать, себе лишь самому
Служить и угождать; для власти, для ливреи
Не гнуть ни совести, ни помыслов, ни шеи…

Неудовлетворенность собственной судьбой, горечь от предательства «друзей», любовные разочарования не мешали поэту верить в конечную победу положительного, жизнеутверждающего начала, в творческие силы народа. Он страстно защищает светлое, разумное начало жизни. В элегии «Безумных лет угасшее веселье…» Пушкин говорит о своей приверженности жизни, несмотря на всю ее сложность:

Мой путь уныл. Сулит мне труд и горе
Грядущего волнуемое море.
Но не хочу, о други, умирать;
Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать.

Оптимизм и гуманизм Пушкина рождались в страдании, сопутствующем жизни и облагораживающем душу человека. Поэтому его поэзия — земная, жизнеутверждающая. И в этом поэт видел свое вечное, высокое предназначение:

И долго буду тем любезен я народу,
Что чувства добрые я лирой пробуждал,
Что в мой жестокий век восславил я свободу
И милость к падшим призывал.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)

Идеи свободолюбия и гуманизма в творчестве А. С. Пушкина