Каково отношение Чехова к формуле: “среда заела”?

А. П. Чехов, понимая трагизм мелочной действительности, своим творчеством не раз предупреждал: “Нет ничего тоскливее, оскорбительнее пошлости человеческого существования”. Для него было невыносимо видеть духовную смерть человека, отрешившегося от идеалов и своего жизненного предназначения. Он искал причины этому и пытался показать их каждому, чтобы уберечь мир от бездуховности.

В творчестве Чехова есть рассказ, в котором писатель наиболее ярко продемонстрировал постепенный процесс духовной деградации человека, – рассказ “Ионыч”.

Проанализировав его, можно попытаться ответить на вопрос: что же приводит человека к нравственному опустошению и погружению в мир пошлости и обывательщины? Среда, которая окружает человека и давит на него, или же его личные качества?

Перед нами – четыре этапа жизни героя. На первом этапе Старцев еще полон сил и энергии, увлечен работой, чуток к простым людям, которых лечит. В город он ходил “пешком, не спеша и все время напевал”. На втором этапе Старцев охладел к своей

деятельности, перестал вкладывать в нее всю свою душу и силы. У него уже нет того энтузиазма и бескорыстия в работе, он располнел, “у него уже была своя пара лошадей и кучер Пантелеймон в бархатной жилетке”. На третьем этапе его внимание поглощает большая частная практика, приносящая материальное удовлетворение. “Выезжал он уже не на паре лошадей, а на тройке с бубенцами”. На четвертом этапе жизнь Старцева окончательно опустошена и обеднена. Высокие идеалы молодости исчезли в никуда, их место заняла страсть к приобретательству и накоплению. Интерес к людям, стремление приносить им пользу выродились в полную бесчувственность и крайний эгоизм. “Когда он, пухлый, красный, едет на тройке с бубенчиками и Пантелеймон, тоже пухлый и красный, с мясистым затылком, сидит на козлах, протянув вперед прямые, точно деревянные, руки… то картина бывает внушительная, и кажется, что едет не человек, а языческий бог”. Нереализованные идеи о служении высоким идеалам заменились успешным служением “золотому тельцу”. Тягостное впечатление от этого удваивается у читателя благодаря разительному сходству кучера со своим хозяином: мы видим не одну, а сразу две “мертвые души”, жертвы духовной деградации личности.

С человеком, ограничившим свои потребности только достижением материальных благ, происходит процесс постепенного обнищания души, ослабления воли, потери жизненной позиции и здоровой человеческой активности. Чехов негодует и протестует против такого назначения человека. Просто быть сытым – этого человеку мало для счастья. Должна же быть какая? то высшая цель. Человек должен оправдывать свое предназначение, а не бесцельно прозябать, пеняя на окружающий мир.

Не “среда заела”, говорит нам писатель, а человек не пытается бороться с ее влиянием! Рассказом “Ионыч” Чехов как будто обращается к читателям с призывом не поддаваться влиянию обывательской среды, сопротивляться обстоятельствам, не предавать свои идеалы и любовь, беречь в себе человека.



Каково отношение Чехова к формуле: “среда заела”?