“Кукольный дом” Г. Ибсена как произведение “новой драмы”

Написанные в середине 70-х годов XIX века пьесы Ибсена критики назвали “новой драматургией”.

Что же нового было в этих произведениях? Во-первых, отображение нынешнего дня и показ живых людей, а не исторических персонажей. Во-вторых – обличение бездушности буржуазного общества с его проповедью эгоистического индивидуализма. Это было новаторством в области содержания. В области формы Ибсен отверг традиционные приемы построения “сценичной пьесы” . В такой пьесе конфликт – это борьба положительных и отрицательных персонажей.

Он раскрывается в форме интриги и завершается, как правило, “счастливым концом”.

У Ибсена конфликт заключается в столкновении человека с враждебной ему действительностью, которая подавляет или калечит его дух. Главное здесь – не интрига, а выявление причин тех или иных поступков и раскрытие внутреннего мира персонажей. Завязкой служат события, свершившиеся до начала пьесы.

Содержанием драмы становятся анализ той катастрофы, которая постигла героя, а также анализ мыслей

и чувств, возникающих как реакция на это узнавание. Кроме того, Ибсен отказался от театральной приподнятости речи, традиционных монологов, условных реплик в сторону, адресованных непосредственно зрителям. Все это он заменил живой, выразительной разговорной речью. Автор добивался естественности и непринужденности поведения персонажей, заставлял отказываться от внешних эффектов, заменяя их выразительными деталями. Эти детали становились поэтическими образами, помогавшими раскрыть главную мысль драмы.

Создавая “новую драму”, Ибсен подчинил ее четкой композиции. В своих лучших пьесах он возродил в новом качестве принципы античной драматургии.

В 1879 году Ибсен написал одну из лучших своих пьес -“Кукольный дом”, на примере которой можно четко проследить зарождение “новой драмы”. Автор затронул тему буржуазной семьи и положения женщины в обществе. Однако идейный смысл этого произведения выходит далеко за пределы семейно-психологической проблематики.

Начало пьесы погружает нас в мирный уют дома адвоката Торвальда Хельмера. Хозяйка этого гнездышка, Нора, и впрямь кажется недалекой избалованной куколкой. Похоже, что главная ее тайна – съеденное украдкой миндальное печенье. Но вскоре мы узнаем, что несколько лет назад ради спасения мужа Нора заняла крупную сумму денег, подделав подпись на векселе, и теперь, скрывая это, постепенно выплачивает долг. Итак, главное событие произошло еще до начала пьесы. А во время действия происходит столкновение персонажей, каждый из которых вызывает у нас сочувствие, а значит, не может быть безоговорочно отнесен к отрицательным: и Нора, совершившая преступление ради мужа, и вымогатель Крогстад, который однажды оступился, но мучительно хочет снова стать полноправным членом общества, и даже струсивший Хельмер, потерявший любовь Норы. Характеры всех героев подвергаются испытанию правдой. И выясняется, что ничтожный Крогстад вполне способен на благородный поступок под влиянием оживших чувств к подруге Норы фру Линне. А неподкупный и принципиальный Хельмер оказывается подлецом, испугавшимся, что тень “преступления” Норы падет на его репутацию. Даже не задумываясь над мотивами проступка жены, он обвиняет ее во лжи и испорченности: “Ты унаследовала все легкомысленные принципы своего отца. Ни религии, ни морали, ни чувства долга…”

Отказ Крогстада от своих претензий резко меняет настроение Хельмера: он готов вернуться к прежнему. Но самая разительная перемена происходит в душе Норы.

Она понимает, как ошиблась в муже, думая, что и он способен ради нее на подвиг самопожертвования. Прозревшая Нора становится суровой. Она чувствует в себе нерастраченные духовные силы, не желает больше играть навязанную ей покойным отцом и мужем роль “девочки-жены” и хочет найти себя, свое подлинное предназначение: “Я думаю, что прежде всего я человек, так же, как и ты, или, по крайней мере, должна постараться стать человеком. Знаю, что большинство будет на твоей стороне, Торвальд, и что в книгах говорится в этом же роде. Но я не могу больше удовлетворяться тем, что говорит большинство и что говорится в книгах. Мне надо самой подумать об этих вещах и попробовать разобраться в них”. “Кукольный дом” рухнул. Освободившись от его обломков, Нора уходит в другую, настоящую жизнь.

Напряжение действия достигается не развитием интриги, а раскрытием внутреннего мира главной героини. Самый напряженный момент – когда Нора ожидает, что муж прочитает разоблачительное письмо Крогстада. Она ничего не боится, она ждет чуда: сейчас любящий муж скажет, что берет ее вину на себя. Это ожидание выплескивается в отчаянную, безудержную тарантеллу, становящуюся своеобразным символом прошлой жизни, которую уже не вернуть. Чуда не происходит. И это – кульминация пьесы, главное событие в духовной жизни Норы. Кажется, все открылось, добродетель восторжествовала. Но жизнь нельзя склеить, как разбитую чашку. Поэтому развязка – уход Норы от мужа – не кажется счастливым финалом. Никто не знает, как сложится ее судьба. Но с “кукольной” жизнью покончено навсегда.

Драма Ибсена была не просто призывом к борьбе за женскую независимость и самостоятельность, она отстаивала общечеловеческие права, протестовала против лживых и лицемерных общественных законов. И это стало значительным шагом вперед в создании новой драматургии, отразившей не только свою эпоху, но и мысли и чувства последующих поколений.




“Кукольный дом” Г. Ибсена как произведение “новой драмы”