Лирика Тютчева в моем восприятии

Ф. И. Тютчев – один из самых любимых и известных поэтов. Его имя сопровождает нас всю жизнь. Еще в младших классах, сидя за партой, мы читаем по слогам и учим наизусть его стихотворения, которые покоряют своей выразительностью, образностью, какой-то неземной загадочностью и напевностью. Я до сих пор помню его стихи, которые впервые прочитал так давно:

Зима недаром злится,

Прошла ее пора –

Весна в окно стучится

И гонит со двора…

Сказочное сражение!.. Я так любил это стихотворение. Мне было весело от того, что Весна прогнала

ведьму Зиму. Помню его стихотворение об осени:

Есть в осени первоначальной

Короткая, но дивная пора –

Весь день стоит как бы хрустальный,

И лучезарны вечера…

И до сих пор, как в детстве, меня захватывает, увлекает за собой тайна его стиха:

Чародейкою зимою

Околдован, лес стоит

И под снежной бахромою,

Неподвижною, немою,

Чудной жизнью он блестит…

Читаю эти строки, и перед глазами появляются лес “под снежной бахромою” и “чародейка Зима”,

которая пленила “волшебным сном” все живое в этом лесу. Это – как сказка, как чудесные сны, которые снятся только в детстве.

Позднее я узнаю Тютчева ближе, знакомлюсь с его уже. более серьезной лирикой. И чем больше я его читаю, тем интереснее, таинственнее, загадочнее становятся его стихи.

Лирика Тютчева – одна из вершин русской поэзии XIX века. Тютчева часто называют поэтом мысли, но ему доступны самые разные оттенки человеческих настроений и страстей, ему присуще тонко развитое чувство природы. При жизни Тютчева его маленькие лирические произведения не сразу нашли дорогу к сердцу читателей. Слава пришла к нему лишь на шестом десятке лет. А сколько пришлось пережить, испытать за это время! Впервые его стихи были напечатаны в 1836 году в пушкинском “Современнике”. И лишь в пятидесятом году вышел первый поэтический сборник его стихов.

Гениальный художник, глубокий мыслитель, тонкий психолог – таким предстает он в стихах, темы которых вечны: смысл человеческого бытия, жизнь природы, связь с ней человека, любовь.

Важная особенность лирики Тютчева – ее космический характер. Мысль поэта обнимает все мироздание, в его воображении встают грандиозные картины, в которых небо противопоставлено земле, горы – долинам, север – югу. При этом поэт искренне верит, что у неба, звезд, гор, моря – своя, таинственная жизнь, и она притягивает его своей загадочностью:

Не то, что мните вы, природа.

Не слепок, не бездушный лик –

В ней есть душа, в ней есть свобода,

В ней есть любовь, в ней есть язык…

Многие поэты XIX века уподобляли природу живому существу, но у Тютчева она превратилась в самостоятельный, многоголосый, “стоокий” мир. Он то чарует поэта гармоничной красотой, то внушает страх грозной хаотичностью.

Вообще, поэзия Тютчева – это поэзия контрастов. Его излюбленные полюса – день и ночь. День обычно светел и лучезарен, он дарит блаженный покой. Но этот покой обманчив: под “покровом златотканным” мира дневного скрыт “древний хаос”. Наступает ночь – и пробуждаются стихийные силы природы:

…Но меркнет день – настала ночь;

Пришла – и с мира рокового

Ткань благодатного покрова

Сорвав, отбрасывает прочь

И бездна нам обнажена

С своими страхами и мглами,

И нет преград меж ей и нами

Вот отчего нам ночь страшна

Человек в поэзии Тютчева занимает непонятное, какое-то двусмысленное положение “мыслящего тростника”. Мучительная тревожность, тщетные попытки понять свое предназначение неотступно преследуют поэта:

Стоим мы слепо пред Судьбою.

Не нам сорвать с нее покров…

Но Тютчев писал не только о природе, о бытии, о мироздании. У него есть изумительные стихи о любви – “денисьевский цикл”, в который входят стихотворения, по-; священные Е, А. Денисьевой. Тютчев полюбил ее, когда ему было уже под пятьдесят. Это была его последняя любовь. В их любви не было безоблачного счастья. Для Тютчева она была “блаженно-роковой”, для Денисьевой – “убийственной”, а для них обоих – неотвратимой, как сама судьба. “Денисьевский цикл” – это одна из самых печальных, самых возвышенных и самых горьких любовных повестей человечества.

О, как убийственно мы любим,

Как с буйной слепоте страстей

Мы то всего вернее губим,

Что сердцу нашему милей

Среди стихов Тютчева есть такие, которые просто завораживают. Одно из них вот это:

Душа хотела б стать звездой,

Но не тогда, как с неба полуночи

Сил светила, как живые очи,

Глядят на сонный мир земной,

Но днем, когда сокрытые, как дымом

Палящих солнечных лучей,

Они, как божества, горят светлей

В эфире чистом и незримом.

Когда я читаю эти строки – в душе какой-то трепет. Кажется, что вот-вот я пойму что-то очень для меня важное. Но, очарованный звучанием слов и зримостью картины, чувствуешь, что оттенки мысли поэта тебе еще недоступны, осознаешь, что для понимания такую поэзию нужно читать еще и еще…

Многие из тютчевских стихов стали хрестоматийными, многие положены на музыку. Вот, например, один из самых известных романсов на стихи Тютчева “Весенние воды”:

Еще в полях белеет слег,

А воды уж весной шумят, –

Бегут и будят сонный брег,

Бегут и блещут и гласят…

Кажется, сама вдохновенная музыка весны заговорила в этих строках. Композитор Сергей Рахманинов лишь воплотил ее хрустальную мелодию в своем романсе.

Закончить свою работу я хочу строками из стихотворения А. Н. Апухтина “Памяти Ф. И. Тютчева”:

Ни у домашнего простого камелька,

Ни в шуме светских фраз и суеты салонной

Нам не забыть его, седого старика,

С улыбкой едкой, с душою благосклонной!



Лирика Тютчева в моем восприятии