Любовь, даже неразделенная, есть великое счастье

“Как пламень жертвенный,

Чиста моя любовь”.

А. С. Пушкин

Передо мной повесть А. И. Куприна “Гранатовый браслет”. Закрыта последняя страница, а я не могу оторваться от книги. В 17 лет никто, наверное, не остается равнодушным, когда речь идет о любви. Каждый мечтает встретить на своем жизненном пути любовь верную, преданную, сильную и… возвышенную.

Какая она, возвышенная любовь? Я думаю, это такое прекрасное, бескорыстное чувство, когда любимый человек кажется неземным, идеальным, когда не принимаются во внимание никакие

трезвые расчеты, не ставятся никакие условия,

Но всегда ли такое чувство делает счастливым того, кто его испытывает? Это трудный вопрос, и ответить на него нелегко. Ведь возвышенная любовь может быть и неразделенной. Вспоминаются пушкинские “На холмах Грузии”, “Я Вас любил…”, письмо Татьяны Лариной Онегину…

И вот “Гранатовый браслет” – рассказ о трагедии человека, полюбившего безответно, и о его великом счастье. В этой мысли я не вижу противоречия – ведь

все так и было: великая трагедия и великое счастье, дарованное как Божья милость, как награда судьбы.

Все в повести просто и сложно, как в жизни. Мелкий чиновник, “какой-то телеграфист” со смешной фамилией Желтков, любит сиятельную даму, княгиню Веру Николаевну Шеину.

Встретил он ее еще в юности, когда все представлялось возможным и достижимым. Вот и поверил молодой человек, что прекрасная девушка заметит его, оценит, полюбит, и стал писать ей письма, которые только раздражали высокомерную красавицу.

Затем она вышла замуж, стала светской дамой, княгиней. Казалось бы, здравый смысл должен был подсказать Желткову, что о ней надо забыть. Но разве влюбленный, вернее, беззаветно и безответно любящий, может помнить о здравом смысле?

Долгих семь лет скромный телеграфист обожает прекрасную княгиню издалека, не решаясь даже подойти к ней, отказавшись от своих нелепых в ее глазах и ненужных ей посланий, оставшись одиноким.

Разве это счастье? А ведь он не чувствует себя несчастным человеком. Годы безответной любви преобразили его, научили тонко чувствовать, откликаться на красоту мира, на прекрасную музыку.

Человек вырос духовно и осознал это, почувствовал, что стал возвышеннее, чище, лучше. Столько такта, вкуса, истинного преклонения перед любимой в его необычном подарке, что даже муж княгини не может отказать ему в сочувствии и уважении.

А с каким достоинством держится он во время визита нежданных и нежеланных гостей, князя Шеина и брата Веры Николаевны. Это достоинство не позволяет им проявить по отношению к нему высокомерие и развязность.

Перед нами новый человек. Он уже не смешон со своей нелепой, как кажется окружающим, любовью, а трагичен, и он ни о чем не жалеет, не хочет для себя другой судьбы. Любовь вдохнула в него новую душу, и никогда уже он не сможет опуститься до мелочности и пошлости.

В его душе звучит трагическая и прекрасная музыка гениальной бетховенской сонаты. Она и утешает, и вдохновляет, и возносит над миром..

Предсмертное письмо Желткова Вере Николаевне это волнующее, трогательное стихотворение в прозе. Оно показывает, что в сердце “маленького человека” горит яркое, очищающее пламя. Любимая отказала ему даже в смиренной просьбе позволить остаться в одном городе с нею. Ее муж и брат требуют от него “исчезнуть из жизни их семьи”. Выполнить это требование и жить для него невозможно.

Значит, остается одно – смерть. Но он не опускается до упреков, его душа наполняется прощением и примирением. Каждая строчка прощального письма дышит великой любовью, обожанием, счастьем быть способным на такую любовь:

“Я бесконечно благодарен Вам только за то, что Вы существуете… Это любовь, которою Богу было угодно за что-то меня вознаградить.

Уходя, я в восторге говорю: “Да святится имя Твое”.

В свои предсмертные часы он счастлив, что может отдать любимой и душу, и жизнь, что ему было даровано испытать “настоящую, Самоотверженную, истинную любовь”.

О таком прекрасном, бескорыстном чувстве, о счастье, любя, ничего не требовать для себя писал великий Пушкин.

Я думаю, что готовность отдавать, возвыситься до самопожертвования есть великое счастье настоящей, возвышенной Любви. Так, мне кажется, понимал это счастье А. И. Куприн, создавший “Гранатовый браслет”, бессмертную поэму в прозе, прославляющую истинную любовь, которая возвышает человека и делает его счастливым, даже если эта любовь неразделенная.




Любовь, даже неразделенная, есть великое счастье