Мифологическая основа образов Бабы Яги и Кощея Бессмертного

Баба-Яга – популярный персонаж фольклора восточных и западных славян, старуха, наделенная магической силой, ведунья. По своим свойствам ближе всего к ведьме.
Баба-Яга живет в лесу, в избушке на курьих ножках, иногда окруженной частоколом из человеческих костей. Часто в доме Бабы-Яги находится Кот, являющийся охранником и советчиком. Иногда эту функцию выполняет мышь.
Основной способ передвижения – полет в ступе: “Баба-Яга, костяная нога в ступе едет, пестом погоняет, помелом след заметает”.
Баба-Яга – неоднозначный персонаж,

чаще всего она отрицательная героиня, но иногда помогает положительным героям.
Баба-Яга – обладательница огня, золотых
яблок или знания, помогающего главному герою
одолеть своего противника.
Можно проследить параллели с другими персонажами:
ведьма – способ перемещения, умение перевоплощаться;
богиня зверей и леса – жизнь в лесу, полное подчинение ей животных;
повелительница мира мертвых – забор из человеческих костей вокруг избы, черепа на кольях,
засов – человеческая нога, запор – рука, замок – зубы.
Образ Бабы-Яги восходит к архетипу тотемного животного, обеспечивающий успешную охоту для представителей тотема в доисторические времена. Впоследствии роль тотемного животного занимает существо, которому подвластен весь лес с его обитателями. Женский образ Бабы-Яги связан с матриархальными представлениями об устройстве социального мира. Хозяйка леса, Баба-Яга, – результат антропоморфизма. Намеком на некогда животный облик Бабы-Яги, по мнению В. Я. Проппа, является описание дома как избушки на курьих ножках. Во времена принятия христианского вероисповедания славянами старые языческие божества подверглись гонению. В народной памяти остались лишь божества низшего порядка, т. н. хтонические существа, к которым принадлежит и Баба-Яга. Двойственная природа Бабы-Яги в фольклоре связана, во-первых, с образом хозяйки леса, которую надо задобрить, во-вторых, с образом злобного существа, сажающего детей на лопату, чтобы зажарить. Этот образ Бабы-Яги связан с функцией жрицы, проводящей подростков через обряд инициации.
Существует и иная трактовка.
Согласно ей, Баба-Яга – персонаж не исконно славянский, а заносной, привнесенный в русскую культуру солдатами из Сибири. Первым письменным источником о ней служат записи Дж. Флетчера “О государстве русском”: “Что касается до рассказа о Золотой Бабе или Яге-бабе, о которой случалось мне читать в некоторых описаниях этой страны, что она есть кумир в виде старухи, дающей на вопросы жреца прорицательные ответы об успехе предприятия или о будущем, то я убедился, что это простая басня”.
Согласно этой позиции, имя Бабы-Яги связано с назьанием определенного предмета. В “Очерках Березового края” Н. Абрамова есть подробное описание “яги”, которая представляет собой одежду “наподобие халата с откладным, в четверть, воротником. Шьется из темных неплюев, шерстью наружу.. .. Такие же яги собираются из гагарьих шеек, перьями наружу… Ягушка – такая же яга, но с узким воротником, надеваемая женщинами в дороге” .
Образ Бабы-Яги связан с легендами о переходе героя в потусторонний мир. В этих легендах Баба-Яга, стоящая на границе миров служит проводником, позволяющим герою проникнуть в мир мертвых, благодаря совершению определенных ритуалов. Еще одним вариантом прототипа сказочной старухи можно считать и одетые в меховые одежды куклы-иттармы, которые устанавливаются еще и в наши дни в культовых избушках на опорах.
С точки зрения сторонников славянского происхождения Бабы-Яги, немаловажным аспектом этого образа видится принадлежность ее сразу к двум мирам – миру мертвых и миру живых. Известный специалист в области мифологии А. Баркова интересно трактует в связи с этим происхождение названия курьих ног, на которых стоит изба знаменитого мифического персонажа: “Ее избушка “на курьих ножках” изображается стоящей то в чаще леса, то на опушке, но тогда вход в нее – со стороны леса, то есть из мира смерти. Название “курьи ножки” скорее всего произошло от “курных”, то есть окуренных дымом, столбов, на которых славяне ставили “избу смерти” небольшой сруб с прахом покойника внутри. Баба-Яга внутри такой избушки представлялась как бы живым мертвецом – она неподвижно лежала и не видела пришедшего из мира живых человека. Она узнавала о его прибытии по запаху – “русским духом пахнет” “. “Человек, встречающий на границе мира жизни и смерти избушку Бабы-Яги, продолжает автор, как правило, направляется в иной мир, чтобы освободить пленную царевну. Для этого он должен приобщиться к миру мертвых. Обычно он просит Ягу накормить его, и она дает ему пищу мертвых. Есть и другой вариант – быть съеденным Ягой и таким образом оказаться в мире мертвых. Пройдя испытания в избе Бабы-Яги, человек оказывается принадлежащим одновременно к обоим мирам, наделяется многими волшебными качествами, подчиняет себе разных обитателей мира мертвых, одолевает населяющих его страшных чудовищ, отвоевывает у них волшебную красавицу и становится царем”.
Благодаря текстам сказок можно реконструировать и обрядовый, сакральный смысл действий героя, попадающего к Бабе-Яге. В частности, крупнейший специалист в области теории и истории фольклора В. Я. Пропп, исследовавший образ Бабы-Яги на основе массы этнографического и мифологического материала, обращает внимание на очень важную по его мнению деталь. После узнавания героя по запаху и выяснения его нужд, она обязательно топит баню и выпаривает героя, совершая таким образом ритуальное омовение. Затем кормит пришедшего, что тоже представляет собой обрядовое, “покойницкое”, угощение, непозволительное живым, чтобы те случайно не проникли в мир мертвых. А, “требуя еды”, герой тем самым показывает, что он не боится этой пищи, что он имеет на нее право, что он “настоящий”. То есть пришелец через испытание едой доказывает Яге искренность своих побуждений и показывает, что он-то и есть действительный герой в отличие от лже-героя, самозванца-антагониста”.
Эта еда “отверзает уста умершего”, считает Пропп, убежденный в том,
что сказку всегда предваряет миф. И, хотя герой вроде бы и не умер, он вынужден будет временно “умереть для живых”, чтобы попасть в “тридесятое царство” . Там, в “тридесятом царстве” , куда держит путь герой, его всегда поджидает немало опасностей, которые ему приходится предвидеть и преодолевать.
Так же, есть смысл рассматривать следующую гипотезу происхождения Бабы-Яги: В “Повести временных лет” есть указание на племена Ягов и Касогов. Первые обитали в районе нынешнего Туапсе и были достаточно кровожадными и свирепыми войнами. Есть предположение, что они были каннибалами, а свои жилища, в целях безопасности, они строили на воде.
Кощей Бессмертный – отрицательный персонаж русских сказок и в русском фольклоре. Царь, иногда – всадник на волшебном говорящем коне. Часто выступает в роли похитителя невесты главного героя. Изображается в виде худого высокого старика, часто представляется скряжистым и скупым.
Кощей связан со стихией воды. Вода сообщает Кощею сверхъестественную силу. Выпив три ведра воды, принесенные ему Иваном-царевичем, Кощей разрывает 12 цепей и освобождается из подземелья Марьи Моревны.
Смерть Кощея спрятана на острове Буяне, на котором растет дуб, на дубе висит сундук, в сундуке заяц, в зайце утка, в утке яйцо, в яйце игла. Если сломать эту иглу, то Кощей умрет. Существует также версия, согласно которой Кощей принимает смерть от своего волшебного коня. Хотя, возможно, смерть от коня представляет собой более раннюю версию.
Дочерью Кощея выступает Василиса Премудрая, в другой версии отец Василисы Премудрой Морской Царь. Образ “морских царей” восходит к образу seaking – германских предводителей морских походов эпохи Темных Веков, которые происходили из Скандинавии. Примечательно, что царство Кощея локализовано на севере.
Слово “кощей” в XII веке означало раба, пленника; в “Слове о полку Игореве” термин упомянут дважды: Игорь, попав в плен к Кончаку, садится “в седло кощеево”; автор “Слова” говорит, что если бы против половцев явился на помощь Всеволод Юрьевич Большое Гнездо, то чага была бы по ногате, а кощей по резане. В этом же значении кощей фигурирует в Ипатьевской летописи. В берестяных грамотах XII века из Новгорода и Торжка Кощей встречается как личное имя. Это слово, по наиболее распространенной этимологии, от тюркского ко8С1 “невольник”, которое, в свою очередь, образовано от коз “лагерь, стоянка”; впрочем, А. И. Соболевский предлагал славянскую этимологию – от костить.
Кощей, как имя героя сказки и как обозначение тощего человека, Макс Фасмер в своем словаре считает не тюркизмом, а исконно славянским словом и связывает со словом кость.
В ряде сказок врагом Кощея выступает Баба-Яга, которая сообщает главному герою информацию о том, как его убить.
Сюжет о Кощее Бессмертном восходит к мифологическому мотиву о Змее, хтоническому существу, хранителю Мирового яйца. Первый культурный герой убивает Змея. Смерть Змея значит конец первозданному хаосу и начало организованного космоса. Пока Змей жив, космос находится до времени в свернутом виде в яйце, подобно зародышу.
Дочь желает смерти Кощея. Выпытывает у него о местонахождении кощеевой смерти. После ряда вопросов и ответов, дочь Кощея Бессмертного узнает о месте, где спрятана смерть. Местонахождение яйца со смертью Кощея в сундуке на дубе и в утке, лишний раз доказывает, что архетип Кощея является Змей связанный с Мировым древом, у которого находится Мировое яйцо, снесенное уткой.




Мифологическая основа образов Бабы Яги и Кощея Бессмертного