Музыка стиха в поэзии “Серебряного века”

Наверное, с тех самых пор, как человек научился творить, поэзия и музыка неразрывно сосуществуют. Мне даже кажется, что поэзия не могла возникнуть без музыки. Только познав музыкальную гармонию, человек научился сочинять стихи.

Музыка способна передать тончайшие оттенки человеческого настроения. В этом она нередко превосходит поэзию. Музыка создает звуки особого свойства, которых нет в природе и которые не существуют вне музыки. Эти звуки возникают из подражания голосам, интонациям, вздохам, шумам, – одним словом, всем тем звукам, в которых

чувства и страсти выражаются в самой природе. Но первым музыкальным инструментом был человеческий голос. Основу музыки составляют ритм и гармония, которые в соединении рождают мелодию.

Стремление к совершенству ритма и гармонии нельзя не заметить в стихах поэтов-символистов. Например, стихи К. Бальмонта “Волга” и “Песня без слов” построены на повторении согласного “л”. Созвучные согласные звуки усиливают поэтическую выразительность. Не зря К. Бальмонт вслед за

футуристами объявил слово чудом, а букву – магией, делая вывод, что поэзия – это комбинация и игра звуков:

Мила, мила, мила, качала
Два темно-алые стекла,
Белей лилей, алее лала
Бела была ты и ала.

Русские поэты-символисты считали, что “всякий символ – музыкален”. Они объявили музыку одной из высших форм искусства, идеалом, к которому должна стремиться поэзия. Поэтому и лирическую напевность стиха они стремились довести до совершенства. Поэзия начинала превращаться в совершенство ритма и гармонии – в музыку настроений. Вот как это делал Ф. Сологуб:

Тень несозданных созданий
Колыхается во сне,
Словно лопасти латаний
На эмалевой стене.

Слово воспринималось символистами в качестве звука, музыкальной ноты, связующего звена в общем мелодическом тоне стиха. Но чрезмерное увлечение аллитерацией часто приводило к полному затемнению смысла стихотворения.

Из русских композиторов дух и мировоззрение “серебряного века” в музыке наиболее полно и выразительно сумел передать А. Скрябин. Музыка Скрябина отразила не только бунтарский дух своего времени, но и предчувствие революционных перемен. В ней волевой порыв соединился с напряженной динамичной экспрессией, героическое ликование – с особой “полетностью” и утонченной одухотворенной лирикой. В его прелюдиях, мазурках, этюдах, экспромтах и особенно фортепианных сонатах и симфонических поэмах воплотились идеи экстаза и преобразующей силы искусства, дерзновенного, устремленного к неведомым космическим сферам порыва.

Когда слушаешь музыку Скрябина, в памяти невольно воскресает поэзия А. Блока – стихотворения из цикла “На поле Куликовом”, “Скифы” и поэма “Двенадцать”. В грозном клокотании мелодии в симфонической “Поэме огня” напрашиваются строки из стихотворения “Скифы”:

Да, так любить, как любит наша кровь,
Никто из вас давно не любит!
Забыли вы, что в мире есть любовь,
Которая и жжет, и губит!

Особый, неповторимый музыкальный лад создал А. Блок в поэме “Двенадцать”. Ритм и гармония стиха в этом произведении часто нарушаются, перебивают друг друга. Возникает не мелодичная гармония, а странная какофония:

Черный вечер.
Белый снег.
Ветер, ветер!
На ногах не стоит человек.
Ветер, ветер –
На всем божьем свете!

Поэт с поразительной точностью и достоверностью сумел передать не только царящее кругом состояние полного хаоса и неразберихи, но и выход наружу неукротимой темной силы – русского бунта:

Уж я ножичком
Полосну, полосну!..
Ты лети, буржуй, воробышком!
Выпью кровушку
За зазнобушку,
Чернобровушку…

Музыка, как и поэзия, не существует вне времени. В ней воплощается дух времени и господствующие общественные настроения. Поэты всегда стремились достичь мелодичности стиха – совершенства ритма и гармонии. И это нашло свое замечательное воплощение в русской поэзии “серебряного века”.




Музыка стиха в поэзии “Серебряного века”