Мы все глядим в Наполеоны

В Гражданскую войну бойцы уходили воевать с песней о светлом будущем, в которой были такие слова: “Мы наш, мы новый мир построим: кто был ничем, тот станет всем”. И “каждая кухарка у нас будет управлять государством” – лозунг того же порядка. Воодушевленный и обнадеженный, народ искренне верил в то, что является носителем неограниченной власти в своей стране, что каждый человек отныне – потенциальный Наполеон.

Но действительность оказалась куда более прозаичной. Новыми “наполеонами” оказались только Ленин и Сталин.

Остальные лишь копировали их. Реальный режим, созданный новым “наполеоном” Лениным и усовершенствованный Сталиным, представлял собой систему без обратной связи, напрочь лишенную способности к саморегулированию. Но эта система обнаружила огромную способность к саморазвитию. Основным законом развития этой системы стал закон отрицательной селекции. Вследствие его действия на руководящие посты мог выдвинуться только человек, обладавший отрицательными моральными, интеллектуальными
и деловыми качествами.

Так постепенно возникла супердержава с ядерным оружием, спутниками и космическими ракетами, которой управляли “наполеоны” и “наполеончики”, с трудом читавшие свои доклады по заранее подготовленной шпаргалке. На самом же деле они были обыкновенными мещанами – с мещанскими запросами и интересами. В своей книге воспоминаний дочь Сталина С. Аллилуева, выданная замуж за сына Жданова, пишет: “В доме, куда я попала, я столкнулась с сочетанием показной, формальной, ханжеской “партийности” с самым махровым “бабским” мещанством – сундуки, полные “добра”, безвкусная обстановка сплошь из вазочек, салфеточек, крошечных натюрмортов на стенах”.

Это как в пьесе В. Маяковского “Клоп”, где главный герой Пьер Скрипкин – бывший рабочий, партийный выдвиженец, ощутивший вкус земных радостей, говорит о себе: “Товарищ Баян, я против этого мещанского быту – канареек и прочего… Я человек с крупными запросами… Я зеркальным шкафом интересуюсь…”.

И не только Жданов, но и остальные “наполеончики” – соратники вождя народов – были людьми с крупными запросами.

Сам Сталин, по признанию его дочери, тоже получал дорогие подарки. Но он ими никогда не интересовался, а потому сдавал в музей. Он отличался от своих соратников тем, что был верным последователем Ленина и являлся человеком с крупными запросами. Мне кажется, что, сравнивая себя со своими соратниками, о себе и о Ленине Сталин вполне мог бы сказать словами О’Брайена – героя романа Дж. Оруэлла “1984”: “Мы не из таких. Мы знаем, что еще никто не захватывал власть с намерением отказаться от нее. Власть не средство, она – цель… Цель гонения – гонение. Цель пыток – пытки. Цель власти – власть”.

Чтобы показать, кто истинный “наполеон” с безграничной властью, а кто всего лишь жалкое подобие его тени, Сталин почти всегда носил затрапезный китель и держался как бы на втором плане. Это очень хорошо видно на кадрах документальной кинохроники того времени: Сталин и соратники на трибуне Мавзолея; те же идут по кремлевскому двору.

У В. Войновича есть произведение под названием “В кругу друзей”. Писатель в форме пародии показывает, что представляли собой эти мнимые “наполеончики” и кто был главным “кукловодом” среди них. Компания “вождей народа” в изображении В. Войновича предстает перед нами в виде воровской малины.

О советских “наполеончиках” ниже уровнем, более мелкого масштаба, рассуждает в своих воспоминаниях Э. Неизвестный: “В ходе внутрипартийного отбора, за счет утраты всех человеческих качеств, они выработали одно – подозрительность… Я это обозначил для себя как “демоноискательство” советского партийного функционера. Что я имею в виду? Иванов, которого подсиживает Петров и иже с ним, во всем видит заговор. Не против системы как таковой, а заговор против своего личного благополучия… И вот такой человек, поднимаясь по иерархической лестнице, утрачивая все человеческие качества, обретает огромную бдительность, и воспринимает весь мир как демона, затаившего против него и запрятавшего личную пакость”.

Вот, оказывается, в чем главная и основная суть всех тех, кто “глядит в Наполеоны”: “демоноискательство”. И в этом все “наполеоны” и “наполеончики” едины – снизу доверху. Достаточно посмотреть на героев в стихах В. Высоцкого или А. Галича, чтобы убедиться, что так и было на самом деле. Но страшна и опасна, на мой взгляд, не близость социальных “верхов” и “низов”. То, что человек поднимается по служебной лестнице, стремясь достигнуть социальных верхов, это еще полбеды. Страшно то, что даже на самом верху этот человек сохраняет свою основную суть и остается люмпеном. В конце концов, сталинские чистки 30-х годов XX века и так называемое “советское выдвиженчество” привело к полной люмпенизации нашего общества. И пока в нашей стране не будут преодолены последствия этой политики, она не достигнет полного и окончательного выздоровления.




Мы все глядим в Наполеоны