Н. А. НЕКРАСОВ О ПРЕДНАЗНАЧЕНИИ ПОЭТА И ПОЭЗИИ

Тема предназначения поэта и поэзии яв-
ляется традиционной для русской литерату-
ры. Она прослеживается в творчестве Дер-
жавина, Кюхельбекера, Рылеева, ПушкинА,
Лермонтова. Некрасов также уделяет боль-
шое внимание теме предназначения поэта и
поэзии, их роли в жизни общества.
Кюхельбекер первым, до ПушкинА и Лер-
монтова, назвал поэта “пророком”. Положе-
ние пророка призывало поэта стоять над тол-
пой в борьбе за идеалы свободы, добра и
справедливости, не обращая внимания на
нападки. Пушкин, близкий

к декабристским
кругам, после разгрома восстания 1825 года
написал своего “Пророка”, сходного по духу
с кюхельбекеровским. Глас Бога взывает к
поэту: “Восстань, пророк, и виждь, и внемли,
исполнись волею моей, и, обходя моря и зем-
ли, глаголом жги сердца людей”.
Пророк М. Ю. Лермонтова уже другой.
Он также наделен даром всевидения, но если
пушкинский пророк идет к людям, стремит-
ся донести до них близкие поэту идеалы,
то лермонтовский бежит от людей
в пусты-
ню. Видя их пороки, он не находит в себе сил
для борьбы.
Поэт Некрасова – это пророк, которого
к людям “послал бог гнева и печали”, его путь
тернист, потому что поэт проходит этот путь
с “карающей лирой” в руках, негодуя и обли-
чая. Поэт понимает, что снискать всеобщую
любовь таким образом невозможно: “Его пре-
следуют хулы: он ловит звуки одобренья не
в сладком ропоте хвалы, а в диких криках оз-
лобленья”. Но его позиция: “Не может сын
глядеть спокойно на горе матери родной” –
это позиция поэта-гражданина, продолженная
потом Л. Н. Толстым: “Не могу молчать!”.
Наиболее полно некрасовское кредо изло-
жено в стихотворении “Поэт и гражданин”.
Написанное в форме диалога, оно представ-
ляет собой полемику с широко распростра-
ненными в то время взглядами на искусство
как на нечто возвышенное, чуждое земным
страданиям:
Мы рождены для вдохновенья,
Для звуков сладких и молитв.
Главная мысль, которая утверждается
Некрасовым в этом споре, звучит как лозунг,
как призыв: “Поэтом можешь ты не быть, но
гражданином быть обязан”.
Эта тема звучит и в стихотворении “Эле-
гия”, которое прямо начинается строками:
Пускай нам говорит изменчивая мода,
Что тема старая – “страдания народа”
И что поэзия забыть ее должна, –
Не верьте, юноши! не стареет она.
В стихотворении “Сеятелям” Некрасов
призывает молодежь сеять “разумное, доб-
рое, вечное”, так как семена разума, просве-
щения обязательно дадут всходы, за кото-
рые “спасибо вам скажет сердечное русский
народ”.
Идеал поэта, борца за свободу рисует Не-
красов в поэме “Кому на Руси жить хорошо”
в образе Гриши Добросклонова, которому
“судьба готовила путь славный, имя громкое
народного заступника, чахотку и Сибирь”.
Прототипом Гриши Добросклонова явля-
ется, безусловно, Добролюбов, о котором Не-
красов в стихотворении, посвященном третьей
годовщине его смерти, сказал:
Какой светильник разума угас!
Какое сердце биться перестало!
В произведениях Некрасова очень чаете
встречаются размышления о Музе, которая
вдохновляла его творчество и которой о*
служил (“Муза”, “Вчерашний день, часу I
шестом…”, “Угомонись, моя муза задорная…”
“О Муза! я у двери гроба!..” и другие). При-
чем перед нами возникает не образ прекрас-
ной женщины, богини, а образ страдающей
крестьянки:
Вчерашний день, часу в шестом,
Зашел я на Сенную,
Там били женщину кнутом,
Крестьянку молодую.
Ни звука из ее груди,
Лишь бич свистал, играя…
И Музе я сказал: (Гляди!
Сестра твоя родная!”
Эта “кнутом иссеченная Муза”, “Муза
мести и печали” вдохновляет все творчество
поэта.
В заключение хотелось бы сказать еще
раз о поэтическом завещании поэта, об “Эле-
гии”, тема которой сопоставима, пожалуй, с
“Памятником” А. С. ПушкинА. Это тема по-
смертной славы:
Я лиру посвятил народу своему.
Быть может, я умру, неведомый ему,
Но я ему служил – и сердцем я спокоен…
И действительно, имя поэта прочно во-
шло в анналы русской поэзии и навсегда ос-
танется в сердце и памяти народной.




Н. А. НЕКРАСОВ О ПРЕДНАЗНАЧЕНИИ ПОЭТА И ПОЭЗИИ