Образ Григория Мелехова

Говоря об отличии шолоховского произведения от романа-эпопеи Толстого “Война и мир”, многие исследователи, в частности, отмечают, что читатели сразу же могут назвать главного героя. Действительно, в “Тихом Доне” все события развиваются вокруг Григория Мелехова, которого судьба бросала то в ряды красной армии, то в стан белых.

“Эпический по своей природе характер Григория Мелехова несет в себе эпохальные обобщения, связанные с трудностью исканий человеком своего места в революционных переменах истории, неизбежности на этом

пути и заблуждений, и духовных потрясений. В индивидуальной человеческой судьбе Григория Мелехова, его острых размышлениях и переживаниях, чувствованиях и действиях обобщаются крупные социальные противоречия и проблемы эпохи, грандиозные исторические процессы, сдвиги и перемены, происходящие в жизни на переломе эпох, накануне и в годы революционного взрыва.

Подлинно человеческое, неповторимо индивидуальное в характере Григория Мелехова опирается на эпическую основу повествования,

эпическое выражается в индивидуальном. Эпос истории и трагедия мятущейся, ищущей личности органически сливаются в характере центрального героя эпопеи, познавшего всю сложность социальных столкновений эпохи. Они прошли через его сердце, не утратившее, при всех горьких заблуждениях Григория, той трогательной человечности, которая вот уже более полувека притягивает к созданному Шолоховым характеру симпатии читателей всего мира.

Движение истории в шолоховской эпопее совпадает с движением и развитием личности. Григорий изнурительно долго ищет, мучительно трудно проходит через все этапы своих исканий, пафос которых при всем их индивидуальном своеобразии неотделим от пафоса масс, хода истории, частью которой и является судьба героя “Тихого Дона”. Григорий долгое время лишь смутно осознает смысл исторического процесса, в котором участвует, – в этом трагическая коллизия его судьбы… Любовь к Аксинье, пройдя испытание временем, вырастает в сильное, всепокоряющее чувство. Отвращение к страданиям и жестокости приводит, в конце концов, Григория к осознанию бессмысленности несправедливой борьбы с народом, осознанию заблуждений и неправоты своей…

… Завершая роман и судьбу его центрального героя, Шолохов видел, что “всем хочется легкого конца”, а писатель, по его словам, “должен уметь говорить читателю даже самую горькую правду”. И конец романа был выстраданным и тяжелым. Григорий, продолжая свой путь заблуждений и ошибок, приближается к трагическому финалу. Совершенно одинокий, особенно после гибели Аксиньи, он видит над собой черное небо и “ослепительно сияющий черный диск солнца”. Последняя глава романа открывается широкой эпической параллелью: судьба Григория сравнивается с выжженной весенними пожарами, зловеще черной, мертвой, обуглившейся степью, вокруг которой “весело зеленеет молодая трава”, ключом бьет жизнь. От описания ранних пожаров в степи Шолохов переходит к открытой авторской характеристике героя:

“Как выжженная палами смерть, черна стала жизнь Григория. Он лишился всего, что было дорого его сердцу. Все отняла у него, все порушила безжалостная смерть. Остались только дети. Но сам он все еще судорожно цеплялся за землю, как будто и на самом деле изломанная жизнь его представляла какую-то ценность для его и для других…” Наконец встреча с Мишаткой уточняет эту характеристику, кладет последний штрих: “Это было все, что осталось у него в жизни, что пока еще роднило его с землей и со всем этим огромным, сияющим под холодным солнцем миром”.

Изображение народа как решающей исторической силы и Григория Мелехова как личности, воплотившей противоречия своего времени, создает цельную шолоховскую концепцию мира и человека, взаимоотношений народа и личности, места ее в революционной борьбе, ту концепцию революционной эпохи, которая мощно разворачивается в эпопее”.




Образ Григория Мелехова