Образ народа в сказках М. Е. Салтыкова-Щедрина и в поэме Н. А. Некрасова “Кому на Руси жить хорошо”

В сказках великого сатирика Салтыкова-Щедрина, как и во всем его творчестве, противостоят две социальные силы: трудовой народ и его эксплуататоры. Народ выступает под масками добрых и беззащитных зверей и птиц (а часто и без маски, под именем “мужик”), эксплуататоры – в образах хищников. Символом крестьянской России является образ Коняги – из одноименной сказки. Коняга – крестьянин, труженик, источник жизни для всех. Благодаря ему растет хлеб на необъятных полях России, но сам он не имеет права есть этот хлеб. Его удел – вечный

каторжный труд. “Нет конца работе! Работой исчерпывается весь смысл его существования!..” – восклицает сатирик. До предела замучен и забит Коняга, но только он один способен освободить родную страну. “Из века в век цепенеет грозная неподвижная громада полей, словно силу сказочную в плену у себя сторожит. Кто освободит эту силу из плена? Кто вызовет ее на свет? Двум существам выпала на долю эта задача: мужику да Коняге”… Эта сказка – гимн трудовому народу России, и не случайно
она имела такое большое влияние на современную Щедрину демократическую литературу.
Обобщенный образ труженика – кормильца России, которого мучают сонмища паразитов-угнетателей, – присутствует и в самых ранних сказках Щедрина: “Как один мужик двух генералов прокормил”, “Дикий помещик”. “А я, коли видели: висит человек снаружи дома, в ящике на веревке, и стену краской мажет, или по крыиш, словно муха, ходит – это он самый я и есть!” – говорит генералам их спаситель-мужик. Щедрин горько смеется над тем, что мужик по приказу генералов сам вьет веревку, которой они его затем связывают. Почти во всех сказках образ народа-мужика обрисован Щедриным с любовью, дышит несокрушимой мощью и благородством. Мужик честен, прямолинеен, добр, необычайно сметлив и умен. Он все может: достать пищу, сшить одежду; он покоряет стихийные силы природы, шутя переплывает “океан-море”. И к поработителям своим мужик относится насмешливо, не теряя чувства собственного достоинства. Генералы из сказки “Как один мужик двух генералов прокормил” выглядят жалкими пигмеями по сравнению с великаном-мужиком. Для их изображения сатирик использует совсем иные краски. Они ничего не понимают, они грязны физически и духовно, трусливы и беспомощны, жадны и глупы Если подыскивать животные маски, то им как раз подходит маска свиньи.
Иногда Щедрин, взяв традиционные сказочные образы, даже и не пытается ввести их в сказочную обстановку или использовать сказочные приемы. Устами героев сказки он прямо излагает свое представление о социальной действительности. Такова, например, сказка “Соседи”.
Язык щедринских сказок глубоко народен, близок к русскому фольклору. Сатирик использует не только традиционные сказочные приемы, образы, но и пословицы, поговорки, присказки (“Не давши слова – крепись, а давши – держись!”, “Двух смертей не бывать, одной не миновать”, “Уши выше лба не растут”, “Моя изба с краю”, “Простота хуже воровства”). Диалог действующих лиц красочен, речь рисует конкретный социальный тип: властного, грубого орла, прекраснодушного карася-идеалиста, злобную реакционерку воблушку, ханжу попа, беспутную канарейку, трусливого зайца…
В творчестве Некрасова центральное место занимает крестьянин, его быт и судьба. И поэма “Кому на Руси жить хорошо” – это крестьянская эпопея. И хотя образ народа в этой поэме противоречив, в целом главный вопрос поставлен прямо: кто же такой крестьянин на Руси – грешник или мученик?..
Большое количество народного фольклора сближает поэму Некрасова со сказками Салтыкова-Щедрина. Туги былины, и пословицы, и сказочные персонажи, и песни, и басни. В прологе Некрасов использует фольклорные мотивы и образы: пеночка (птица счастья), скатерть-самобранка, корявая Дурандиха (ведьма), леший – корова с колокольчиком, – персонажи сказок; зайка серенький, лисица хитрая, ворон – герои басен; а черт – это одновременно и сказочный, и инфернальный персонаж. Сами мужики-богатыри являются героями былин и сказок. Даже семь мужиков – традиционные герои русских сказок, как и путь-дорожка, на которой они постоянно ищут счастье.
Множество параллелей возникает при чтении поэмы. Разговор крестьян с попом, например, напоминает сказку Пушкина “О попе и его работнике Балде”. В конце главы Некрасов использует народный апокриф:
Так с бородой козел
Гулял по свету ранее,
Чем праотец Адам,
А дураком считается
И посейчас козел!..
В последующих главах (“Сельская ярмарка” и “Пьяная ночь”) как бы заговорил сам народ. Каждая реплика свидетельствует об определенном характере, каждый герой выражается народным языком, у каждого яркая и индивидуальная речь. Образы крестьян передают многообразие ситуаций и судеб. В конце главы упоминаются популярные в народе лубочные герои: “шут Балакирев” и “английский милорд”. Даже балаганная комедия на ярмарке – с Петрушкой, козой, барабанщицей и не с простой шарманкой, а с настоящей музыкой – представляет собой настоящее народное творчество. Недаром перед рассказом о комедии Некрасов упоминает Гоголя, у которого в “Мертвых душах” тоже есть лакей Петрушка.
В поэме Некрасов использует и народные частушки:
В деревне Босове
Яким Нагой живет,
Он до смерти работает,
До полусмерти пьет!..
А фраза Ивана “Я спать хочу” взята из свадебной венчальной песни.
Получается, что поэма “Кому на Руси жить хорошо” насквозь народная и для народа. Как и сказки Салтыкова-Щедрина.



Образ народа в сказках М. Е. Салтыкова-Щедрина и в поэме Н. А. Некрасова “Кому на Руси жить хорошо”