Образ Обломова состоит как бы из 2 частей

Образ Обломова состоит как бы из 2 частей. Есть Обломов “заплесневевший, почти гадкий”, “засаленный, нескладный кусок мяса”. Есть Обломов, влюбленный в Ольгу, Обломов, который “глубоко трогателен и симпатичен в своем грустном комизме”. Между этими Обломовыми пропасть и одновременно наряженное взаимодействие, борьба обломовщины с “истинной деятельной жизнью сердца”, то есть собственно с настоящей личностью Ильи Ильича. Двойственной природе образа Обломова отвечает и распадение романа на 2 смысловые части, а роль связующего

звена между ними играет “сон Обломова”, которому Дружинин придает огромное значение. Предаваясь на диване упоительной лени, погружается в сон гончаровский герой. И он уносится в детство. К тем временам, когда в Обломовке, возле няни, впервые “в вымыслах носился юный ум, там, на просторе складывалась поэтическая мечтательность Обломова, не признающая оков прозаичной реальности.
Илья Ильич засыпает на мучительной, неразрешимом вопросе: “Отчего я… такой?” Разум и логика
были бессильны ответить на него, бессильны объяснить Обломову, в чем истинная природа его личности. Во сне ему отвечают родовая память и безотчетная привязанность героя к родному дому. Под всеми слоями Обломовского существования, в самой глубине сна и сознания Гончаров находит источник живой и теплой человечности этого мира.
Нравственная и эмоциональная сердцевина обломовского мира – мать Ильи Ильича.
“Обломов, увидев давно умершую мать, и во сне затрепетал от радости, от жаркой любви к ней: у него, у сонного, медленно выплыли из-под ресниц и стали неподвижно 2 теплые слезы”
Сейчас перед нами лучший, чистейший Обломов. Таким он остается в своей любви к Ольге, с которой его связывает не страсть, а кроткое, нежное чувство.
Рассказ о жизни Обломова развертывается в 2 временных измерениях: воспитание Илюши – его итоги в характере Ильи Ильича, от детства протягиваются прямые нити к герою начальных глав романа.
Жизнь обломовцев правдоподобна. Из нее, как из окружающей природы, изъяты сильные движения. Сумма “воспитательных наказов няни” состоит из бесконечных “нет” и “не”, на которых держится как раз и все описание “претесного уголка”.
В обломовской жизни, символом которой для ребенка стал послеобеденный сон – “всепоглощающий, ничего не делающий сон, истинное подобие смерти”, Вот прошел день, полный первой и главной жизненной заботы в Обломовке – заботы о пище”; наступила ночь.
Единственная форма духовной жизни, доступная обломовцам, причастность к миру сказок, легенд, мифов. Развивая мечтательность, сказка только больше привязала мальчика к дому. Ведь в сказках живет та же обломовка, только поэтически украшенная. Няня нашептывает ему о какой-то неведомой стране, где нет ни ночей, ни холода, где совершаются чудеса, где текут реки меду и молока, где никто ничего круглый год не делает, а день-деньской только и знают, что гуляют все добры молодцы, такие как Илья Ильич, да красавицы, что “ни в сказка сказать, ни пером описать”.
По мнению Гончарова, именно первые бессознательные детские впечатления формируют натуру будущего человека. Именно для показа начала обломовщины Гончаров вводит в повествование сон Обломова. Он наиболее полно раскрывает картины патриархальной жизни в родном доме, которые навсегда остались для Ильи Ильича идеалом настоящей жизни – спокойной и сытой.



Образ Обломова состоит как бы из 2 частей