Образ Петербурга в романе Достоевского “Преступление и наказание”

Город – действующее лицо романов и повестей Достоевского. “Действенный Петербург” – такими словами определил А. Блок город Достоевского, ощущая его как одушевленное существо, живущее своей собственной, единственной и неповторимой жизнью и непостижимым образом воздействующее на бытие и судьбу человека.

“Это город полусумасшедших… Редко где найдется столько мрачных, резких и странных влияний на душу человека, как в Петербурге. Чего стоят одни климатические влияния! Между тем это административный центр всей России, и характер

его должен отражаться на всем”.

Подобное зловещее влияние Петербурга явственно ощущает и Раскольников:

“Необъяснимым холодом вяло на него всегда от этой великолепной панорамы; духом немым и глухим полна была для него эта пышная картина”.

Главное впечатление от Петербурга Достоевского – невыносимая духота, становящаяся “атмосферой преступления”; темнота, грязь и слякоть, от которых развивается отвращение к жизни и презрение к себе и к окружающим, а также

сырость и изобилие воды во всех видах, рождающее ощущение текучести, недолговечности и относительности всех явлений действительности.

Приехавшие в Петербург из провинции, подобно Раскольникову, Миколке, Мармеладову, Катерине Ивановне, быстро перерождаются, поддаваясь его “цивилизирующему”, разлагающему и опошляющему влиянию.

Для Достоевского существует прежде всего не Петербург барокко и классицизма, дворцов и садов, а Петербург Сенной площади с ее шумом и гвалтом торговцев, это город грязных переулков и доходных домов, кабаков и “домов увеселения”, темных каморок и лестничных клеток. Это пространство наполняется несчетным количеством людей, сливающихся в безликую и бесчувственную толпу, сквернословящую, хохочущую и безжалостно затаптывающую всех ослабевших в жестокой “борьбе за жизнь”.

Петербург создает контраст крайней скученности людей при крайней их разобщенности и чуждости друг другу, что порождает в душах людей по отношению друг к другу враждебность и насмешливое любопытство. Весь роман наполнен бесконечными уличными скандалами: удар кнута, драка, самоубийство, задавленный лошадями пьяница – все становится пищей для насмешек или пересудов.

Толпа преследует героев не только на улицах: Мармеладовы живут в проходных комнатах, и при всякой скандальной семейной сцене из разных дверей “протягивались наглые смеющиеся головы с папиросками и трубками, в ермолках” и “потешно смеялись”. Та же толпа появляется как кошмар во сне Раскольникова, невидимая и оттого особенно страшная, наблюдающая и злобно смеющаяся над лихорадочными стараниями обезумевшего героя довершить свое злополучное преступление.

Именно здесь должно было сложиться у главного героя представление о людях как о надоедливых злобных насекомых, поедающих друг друга, подобно запертым в тесной банке паукам. Раскольников начинает едко ненавидеть своих “ближних”:

У героя невольно возникает желание уйти от всех, уединиться в себе и устроиться так, чтобы возвыситься и добиться полного господства над всем этим людским “муравейником”. Для этого можно и убить одну из этих “гадких и зловредных вшей”, и за это только “сорок грехов простят”. Тогда же герой и уходит в свою каморку, напоминающую “сундук”, “шкаф” или “гроб”, в свое духовное “подполье” и там вынашивает свою бесчеловечную теорию. Эта каморка – тоже неотъемлемая часть Петербурга, особое духовное пространство, означающее мертвенность среды обитания героя, предопределяющая убийственность и бесчеловечность обдумываемой им теории.

Комната Сони была также уродлива, похожа на сарай, где один угол был чересчур острый и черный, другой – безобразно тупой, что символизирует изуродованность ее жизни.

Достоевский невидимыми цепями прикован к Петербургу, он не может оторваться, он почти обречен на этот город, который сам же назвал “самым отвлеченным и самым умышленным городом на всем земном шаре”.




Образ Петербурга в романе Достоевского “Преступление и наказание”