Образ Порфирия Головлева

В 1880 году в свет выходит роман М. Е. Салтыкова-Щедрина “Господа Головлевы”, в котором раскрывается процесс деградации целого сословия на примере истории вырождения одной дворянской семьи. Название имения Головлевых давно уже стало нарицательным. Упоминая его, мы подразумеваем мир косности, застоя, духовного омертвения. “Головлево – это сама смерть, злобная, пустоутробная; это, смерть, вечно подстерегающая новую жертву”.

Олицетворением страшной античеловеческой сущности Головлева выступает в романе Порфирий Владимирович

Головлев – “Иудушка”, “кровопивушка”, “откровенный мальчик”. Эти прозвища сразу же раскрывают сущность представшего перед нами героя: злобный, подлый, эгоистичный – таким видит его автор. Обратим также внимание на уменьшительно-ласкательные суффиксы в этих прозвищах. Благодаря им страшные, зловещие слова неожиданно приобретают какой-то благодушный, чуть ли не ласковый оттенок. Это способ выражения авторской иронии над героем и прием, позволяющий оттенить истинные
черты явно отрицательного персонажа.

Даже слово “Иудушка” как бы соединяет в себе два противоположных понятия – “Иуда” и “душка”, из которых второе обозначает внешнюю оболочку героя, то, кем он прикидывается, а первое указывает на его внутреннюю сущность, то, кем Головлев является на самом деле.

Вот эта двойственность, “двоедушие” Порфирия Головлева и составляет сущность его натуры, его внутренний стержень. Поэтому для понимания образа Иудушки необходимо рассмотреть обе стороны щедринского персонажа и отыскать причины, побудившие его скрывать свое истинное лицо.

Внешнее, послушание, кажущаяся преданность, видимая кротость – эти качества Иудушка усиленно демонстрирует окружающим, всячески подчеркивает, утрированно выставляет напоказ. Так, он играет роль внимательного и ласкового сына, заботливого отца, добренького дяди, пекущегося о сиротах-племянницах, добродетельного христианина. Однако за всем этим стоит единственное стремление героя – страсть к обогащению. Порфирий Головлев, как и его мать, преданно служит призраку собственности – во всем ищет материальную выгоду.

Что бы ни делал Порфрий Владимирович, что бы ни говорил, о чем бы ни думал, истинной его целью всегда является стяжательство. Например, прекрасно зная, что его материальное благополучие всецело зависит от “всесильной” матушки, которая требует преданности и беспрекословного подчинения, герой изо всех сил стремится выглядеть именно таким – кротким и послушным, ласковым и любящим. Даже набожность Иудушки – не что иное, как ханжество и лицемерие, прикрываемые показным благодушием. “Он молился не потому, что любил бога и надеялся посредством молитвы войти в общение с ним, а потому, что боялся черта и надеялся, что бог избавит его от лукавого”, – разъясняет автор романа.

Своеобразие Порфирия Головлева заключается в том, что это “обесчеловеченный” человек – герой, лишенный истинно человеческих качеств, который пытается выдать себя за человека. Поэтому самая характерная черта этого персонажа – лицемерие. Иудушка тщательно скрывает свое истинное лицо под множеством личин: радушия и умиления, родственных чувств и сыновней любви, неутомимости в труде и верности христианским принципам. Все эти маски автор последовательно срывает со своего героя.

Так, приехав в дом к умирающему брату, Иудушка беседует с родными и даже пытается шутить. В ответ на его неуместную веселость “все улыбнулись, но кисло как-то, словно всякий говорил себе: ну, пошел теперь паук паутину ткать!” Сравнение Порфирия Головлева с пауком обнажает истинную сущность его натуры – коварство, алчность, злобность. Сопоставляя это меткое сравнение с уже известным нам прозвищем героя “кровопивушка”, мы видим настоящего Головлева.

Несмотря на внешнее проявление добродетельности, не случайно брат Павел “ненавидел Иудушку и в то же время боялся его. Он знал,. .. что голос его, словно змей, заползает в душу и парализует волю человека”. Итак, Порфирий Головлев сравнивается также со змеем, символизирующим его осторожную хитрость и омерзительное коварство. Это сравнение возникает и в другом эпизоде, когда Иудушка приезжает к умирающей матери: “Порфирий Владимирович,. .. словно змей, проскользнул к постели матери…”

Салтыков-Щедрин определяет главную и самую страшную черту своего героя как “пустоутробие”, “пустомыслие”, то есть душевный вакуум, неспособность приносить пользу людям. Это слезно-лицемерное пустословие, “в котором звучала какая-то сухая, почти отвлеченная злоба ко всему живому, не подчиняющемуся кодексу, созданному преданием лицемерия”.

Вся жизнь Порфирия Владимировича укладывается в смысл поговорки “переливать из пустого в порожнее”. Если проследить деятельность этого героя романа – от его работы в департаменте до последних дней жалкого существования в Головлеве, то мы увидим лишь видимость деятельности, за которой сквозит особая форма безделия, прикрываемого прекраснодушными фразами.

Вывод автора в конце романа звучит жестким и справедливым приговором не только Иудушке, но и всему роду Головлевых. Щедрин выделяет три характерные особенности, присущие этому семейству: “праздность, непригодность к какому бы то ни было делу и запой”. Особенности эти, переходившие из поколения в поколение, и воплотились наконец в образе Иудушки-кровопийца, соединившего в себе все самые неприглядные, отвратительные свойства головлевского рода. Не случайно поэтому сравнение Порфирия Владимировича не только с пауком, но и со змеем как олицетворением главных человеческих пороков.

Пожалуй, к этому герою романа вполне применимо гоголевское определение “прореха на человечестве” . Никчемное, жалкое, бесполезное существование Иудушки – своеобразная “дыра”, куда утекли истинные добродетели, положительные человеческие качества, место которых заняли злоба, ложь и ханжество.

Однако было бы неправильно относиться к щедринскому герою как к посмешищу рода человеческого, олицетворению вырождающегося сословия, каким изображается Плюшкин у Гоголя.

Во-первых, отнюдь не все представители поместного дворянства были подобны Порфирию Владимировичу и разделяли его жизненную позицию. Например, противоположные образы помещиков, деятельных, энергичных, прогрессивных, исповедовавших принципы гуманизма, можно найти в произведениях А. И. Гончарова, И. С. Тургенева и других русских писателей XIX века. Во-вторых, не следует недооценивать значение таких “иудушек” в российской истории и в жизни вообще. Ведь духовный примитивизм обладает своеобразной, особой сложностью, как и внутреннее богатство.

Так, страсть к накопительству, будучи главной движущей силой для Порфирия Головлева, определила его нравственный облик, психологию и поведение. Отсутствие доверия людей, виновность в смерти своих сыновей, жалкость существования в подобном склепу родовом имении, населенном “серыми призраками” – страшные последствия головлевской алчности, убившей в нем человека.

Таким образом, читая роман, мы видим, что Порфирий Владимирович Головлев изображается как окончательно деградировавший, выродившийся человек, став призраком-“кровопийцей” с человеческим лицом, истинную сущность которого помогает познать художественное мастерство писателя.




Образ Порфирия Головлева