Образ Христа и загадка финала поэмы Блока “Двенадцать”

Интерпретация поэмы А. А. Блока “Двенадцать”, особенно ее финала, – один из самых интересных и загадочных вопросов в творчестве поэта. Вышедшая вскоре после статьи “Интеллигенция и революция”, написанная словно на одном дыхании в течение января 1918 года, поэма вызвала двойственное к себе отношение. По воспоминаниям В. Маяковского, поэмой зачитывались и белые, и красные. Но, как тогда же отмечала критика, появление Христа в финальной главе поэмы озадачило всех: для белых это было богохульством, для красных – досадным религиозным

мистицизмом. Отсюда разные точки зрения – Христос ли с двенадцатью апостолами идет по заснеженным улицам? Или это Антихрист? Что несет его образ людям? Что принесла им революция?

В мировоззрении Блока немалое место занимает идея революции как возмездие за грехи отцов. Поэтому неизбежны и “гримасы революции” – случайные жертвы, разгул насилия, стихия террора. Такой случайной жертвой в поэме является Катька, погибшая нечаянно, в суматохе преследования “буржуя” Ваньки.

Но так ли случайна ее гибель? Революция разрушает традиционные устои, прежние нравственные ценности, христианскую мораль:

Свобода, свобода,

Эх, эх, без креста!

Разрушена старая вера, разрушена Россия – “Святая Русь”, “кондовая”, “избяная”. Следующая цель – мировая революция:

Мы на горе всем буржуям

Мировой пожар раздуем…

И вульгарный образ “толстоморденькой” Катьки, сближающийся с образом “толстозадой” Руси, – это тот же образ Вечной Женственности, Женского начала, но поруганный, оскверненный. Любовь должна очистить мир, создать его заново, спасти – но спасает ли? Отрекшийся от любви, от революции, от памяти Петруха, подобно апостолу Петру, трижды, до рассвета, отрекшемуся от Христа, – что несет этот образ? Революционный патруль уподоблен двенадцати апостолам, но эти люди, которым “на спину б надо бубновый туз” идут вперед “без имени святого”, “ко всему готовы, ничего не жаль”, это скорее бандиты, но идут они “державным шагом”, а значит, служат власти. За ними – старый мир, безродный пес. “Разрушая, мы все те же рабы старого мира”, – писал А. А. Блок В. Маяковскому.

Разрушив скверну, революция не принесла очищения, и если двенадцать апостолов по своей деятельности не являются апостолами, то кто же во главе их? Блок рисует контраст цвета в образе Христа: белизна чистоты и счастья и алый цвет кровавого флага. Что раскрывает такой противоречивый образ?

Впереди – с кровавым флагом,

И за вьюгой невидим

И от пули невредим

Нежной поступью надвьюжной

Снежной россыпью жемчужной

В белом венчике из роз –

Впереди – Иисус Христос.

Господь должен благословить пролитие крови, но чьей? Иисус проливал свою, революционные “апостолы” – чужую. А если посчитать и идущего за ними пса, то получается, что позади Христа идут тринадцать – лжеапостолы и лжепророк. Такая версия тоже существовала, и нельзя безоговорочно ее отметать, ведь не мог Христос возглавлять людей, идущих “без имени святого”. Несомненно одно – возлагаемые на революцию надежды о переделке всего мира, всей жизни не оправдались, и нравственное очищение через страдания – удел лишь тех людей, кто не потерял Бога в своей душе, для кого так же важны и значимы нравственные ценности христианской морали.



Образ Христа и загадка финала поэмы Блока “Двенадцать”