Образы романа “Идиот” Ф. М. Достоевского в интерпретации художника И. С. Глазунова



Глубоко национальный русский писатель Федор Михайлович Достоевский обладал особой способностью видеть душу человека, постигать его психику, улавливать тончайшие оттенки внутренней жизни человека. Как художник-психолог Достоевский представлял собой редчайшее, исключительное явление.

Ему была присуща поразительная чуткость к самым сокровенным и потаенным движениям души, способность проникать в самые отдаленные уголки сознания и чувства, наблюдать и анализировать тончайшие колебания психики.

Такими свойствами обладает и наш современник



художник Илья Глазунов, который очень приближен к пониманию творчества Достоевского. Сопереживание художника с писателем глубочайшее.

Для Ильи Глазунова Достоевский – любимый писатель. Вот, например, описание портрета Достоевского работы Глазунова: “Большой лоб с могучими, как у новгородских соборов, сводами надбровных дуг, из-под которых смотрят глубоко сидящие глаза, исполненные доброты и скорби, глубокого раздумья и пристального волевого напряжения. Болезненный цвет лица, сжатый рот, скрытый усами и бородой. Его трудно представить смеющимся”. По словам художника, Достоевский –

единственный писатель, “которого не затронули масонские внушения мнимого освободительного движения. Он верил и утверждал всем своим бытием нравственное здоровье, провидя пути процветания России”. Это одна из точек соприкосновения Достоевского и Глазунова.

Писателя и художника объединяет ясно и четко выраженная гражданская позиция. Идентичны монологи Достоевского и Глазунова, обращенные к России, борьба с духом стяжательства, цинизма, одичания, разрозненности людей. Оба они своим творчеством приносят огромную духовную пользу России.

Своим гением Достоевский оказал огромное влияние на изобразительное искусство России.

В своей книге “Россия распятая” И. Глазунов говорит о трудности и ответственности работы художника-иллюстратора. Особенно иллюстратора произведений Достоевского.

Глазунов, считая Достоевского “самым оптимистичным и светлым писателем мира”, такими же изображает и его героев. Особенно ярко “светоносная проповедь” Достоевского проявляется в иллюстрациях Глазунова к роману “Идиот”.

Еще в юности И. Глазунов был пронзен образами петербургского мечтателя князя Мышкина, Настасьи Филипповны, Рогожина. Мятущиеся герои романа “Идиот” поразили душу художника. Глубокое восприятие образов великого Достоевского дало импульс работе над их воплощением.

Герои Достоевского – герои -“идееносцы, люди, душа и совесть которых находится в постоянной битве за овладевшую ими социальную, философскую, но прежде нравственную идею”, завладели сознанием художника, выпестовали его желание “взяться за воплощение образов “неудавшейся идеи христианства” князя Мышкина и Настасьи Филипповны”.

Глазунову было двадцать пять лет, когда он создал три волнующих его образа: князя Мышкина, Настасьи Филипповны и Рогожина.

Ключ к образу князя Мышкина дала Глазунову старая фотография его дяди Константина Прилуцкого, которого в семье называли князем Мышкиным. “Каким аккомпанементом к основной идее “неудавшегося христианства” вплетается в действие романа реально дошедшая до нас историческая правда событий, разворачивающихся не только в Петербурге, но и в столь любимом мною Павловске!”

Купец Рогожин – сложнейший образ романа – в представлении Глазунова могучий контраст князю Мышкину: “…бешенный в своей страсти, по-русски беззаветный, до смертной черты любящий женщину”.

“Настасья Филипповна… Она загадочна, как загадочна вообще душа женщины. В ней переплетается образ “красоты страшной силы” с мистическим реализмом чувства любви, преданности, своеволия, истерического накала – словом, все, что было свойственно женщинам, которых любил Достоевский. Это его тип женщины…” Этот “образ вечной женственности” и изображает Глазунов в атмосфере Петербурга. Именно в атмосфере Петербурга, “умышленного” города, живущего своей напряженной внутренней жизнью, и может быть понят, по Глазунову, образ Настасьи Филипповны – образ сложный и волнующий, не имеющий себе равных в мировой литературе. “Она, как больная птица, не могущая смотреть; она и жертва и насильница”.

Говоря об иллюстрациях И. Глазунова к роману Достоевского “Идиот”, отметим верность художника великим реалистическим традициям русского искусства; редчайшую глубину изображения характеров; умение прочувствовать и передать средствами живописи и графики душу русского человека, мучающегося мировыми вопросами, желающего внести в мир хоть какой-то свет.

По Глазунову, Достоевский с его любящим, за всех на земле страдающим, отзывчивым сердцем, с его неподкупной совестью для всех нас – загадка, мучение, утешение.

Вместе с великим русским писателем художник своими иллюстрациями утверждает веру в возрождение души человека, славит небесный купол совести, стремление к победе добра над злом, к познанию высшего назначения на земле; говорит о Боге в душе. “Верую, Боже, – помоги моему неверию” .

Русский писатель XIX в. Достоевский Ф. М. и наш современник художник Глазунов И. С. преданы России, несущей миру высокую духовность.



Образы романа “Идиот” Ф. М. Достоевского в интерпретации художника И. С. Глазунова