Патриотическая тема в лирике М. И. Цветаевой



Произведения М. Цветаевой отмечены глубоким чувством родины. Россия для нее – выражение духа бунтарства, непокорности, своеволия. Московская Русь, ее цари и царицы, ее кремлевские святыни, Смутное время, Лжедмитрий и Марина, вольница Степана Разина и, наконец, неприкаянная, кабацкая, подзаборная, каторжная Россия – все это образы одной народной стихии.

Россия у М. Цветаевой – многокрасочный и многозвучный мир. В центре его – образ русской женщины “с гордым видом, с бродячим нравом”. Эта героиня надевает разные личины. Она и



московская стрельчиха, и неукротимая боярыня Морозова, и тишайшая “бездомная черница”, и ворожея-чернокнижница, а чаще всего – бедовая осторожная красавица, “кабацкая царица”. В ней – широта, размах и удаль русского национального характера. Естественно, что в стихах М. Цветаевой много проникновенных строк посвящено русской природе. Русская природа для М. Цветаевой – источник творчества. Через всю жизнь поэта проходит символ России – рябина, с ней она связывает начало своей жизни, о чем свидетельствуют строки из раннего цикла “Стихи о Москве”:

Красною кистью

Рябина

зажглась.

Падали листья.

Я родилась.

Спорили сотни

Колоколов.

День был субботний:

Иоанн Богослов

Мне и доныне

Хочется грызть

Жаркой рябины

Горькую кисть.

Особое место занимает Московская тема, которая появляется в ранних стихах. Москва в этих стихах – воплощение гармонии. В стихотворении “Домики cтарой Москвы” город предстает как символ минувшего. Облик Москвы в ранней цветаевской поэзии светел. Город присутствует и в снах героини, и в ее мечтах. Гармония их взаимоотношений еще ничем не нарушена. Это представление о городе совпадает с представлениями о Родине.

В очень многих стихах о Москве появляются образы церквей и колоколов. Колокольный звон возвещает благую весть о рождении Христа; он может быть набатным и призывать русские дружины подняться на защиту Родины. Колокольный звон – олицетворение силы, мужества, непокорности и таланта русского народа. Цветаева пишет: “Выше вас, цари: колокола” и далее “И целых сорок сороков церквей смеются над гордынею царей”. Даже 7 холмов, на которых построена Москва, Цветаева сравнивает с семью колоколами. Но самое главное для Цветаевой, кажется, – чувство защищенности, которое дает Москва, чувство дома:

Москва! Какой огромный

Староприимный дом!

Всяк на Руси – бездомный.

Мы все к тебе придем.

Придем греховные, заблуждающиеся, разуверившиеся, и она примет всех и всех простит, и научит, и вселит в сердце и душу Веру, Надежду, Любовь. Именно этот город стал для Марины Цветаевой ее “малой родиной”, местом рождения, и именно он – олицетворений родины с большой буквы – России.

Восприятие поэтом революции было сложным, противоречивым. Но эти противоречия отражали метания и искания значительной части русской интеллигенции, вначале приветствовавшей падение царского режима, но затем отшатнувшейся от революции при виде крови, проливаемой в гражданской войне.

Белым был – красным стал:

Кровь обагрила

Красным был – белым стал:

Смерть победила.

Интонация русской народной песни – устойчивая черта цветаевского стиля.

Кабы нас с тобой да судьба свела –
Ой, веселые пошли бы на земле дела!
Не один бы нам поклонился град,
Ох, мой родный, мой природный, мой безродный брат!

От русской народной песни – все качества лучших цветаевских стихов: открытая эмоциональность и бурный темперамент, полная свобода поэтического дыхания, крылатая легкость стиха, текучесть всех стиховых форм, умение вывести из одного слова целый ряд образов. Отсюда же и весь ландшафт цветаевской лирики: высокое небо и широкая степь, ветер, звезды, костры, соловьиный гром, скачка, погоня, ямщики, бубенцы, “рокот веков, топот подков”.
Она обращается не только к песне, но и к частушке, к расписному стиху, а также к жанру причитаний и заговоров. М. Цветаева пишет большие поэмы-сказки, в основе сюжета которых – сказки из сборника А. Афанасьева. Обращение к русскому фольклору у М. Цветаевой не кажется стилизацией, подделкой. Это полное погружение в фольклорную стихию, стремление передать склад народной души.

Стихи М. Цветаевой отмечены кровной связью с русской культурой. В ее творчестве много проникновенных слов посвящено русским поэтам: А. Блоку, А. Ахматовой, В. Маяковскому и другим. Но первой и неизменной ее любовью был А. Пушкин. Именно с А. Пушкиным она постоянно сверяет свое чувство прекрасного, свое понимание поэзии.

Семнадцать долгих лет Марина Цветаева прожила вдали от Родины. Этот период в жизни и творчестве поэтессы стал величайшим испытанием.

Тоска по Родине! Давно

Разоблаченная морока!

Мне совершенно все равно –

Где совершенно одинокой

Быть… –

В этом же стихотворении читаем: “роднее бывшее – всего”.

Любовь к Родине, к России, к русскому слову, к русской истории помогает Цветаевой. Она пронесла эту любовь через все беды и несчастья, выпавшие ей. И это стихотворение “Тоска по родине” дает ощущение безысходности, нескончаемости боли и обыденности, оно уже не очень ранит – просто навсегда поселилось в душе. Какое-то безразличие… – и от этого особенно страшно. Стихотворение заканчивается словами:

И все – равно, и все едино,

Но если по дороге – куст

Встает особенно – рябина…

И это многоточие – будто горло перехватило…

Цветаева не могла не вернуться в Россию не только потому, что жила в эмиграции в ужасной бедности, но и потому, что не могла жить вне своего народа, родного языка. Она не надеялась найти себе “домашний уют”, но она искала дом для своего сына, и, главное, “дом” для своих детей-стихов. И этот дом – Россия. Но Родина встретила ее ироничным неприятием и эвакуацией в камский городок Елабугу. Не выдержав “бездны унижений”, она ушла из жизни.

Итак, национальное начало пронизывает все творчество М. Цветаевой. “Родина не есть условность территории, а непреложность памяти и крови, – писала она. – Не быть в России, забыть Россию – может бояться лишь тот, кто Россию мыслит вне себя. В ком она внутри – тот потеряет ее лишь вместе с жизнью”.



Патриотическая тема в лирике М. И. Цветаевой