Поэмы М. Ю. Лермонтова



Одной из важных сторон поэтического дара Лермонтова были его поэмы – жанр, в котором он писал с ранней юности. Но если ранние “байронические” поэмы носят ученический, а зачастую и подражательный, характер, то затем именно в этом жанре Лермонтов достигает особой высоты. Вершины его поэмного творчества – романтические поэмы “Демон” , “Мцыри” , а также историческая поэма “Песня про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова” .

“Песня… про купца Калашникова” – историческая поэма



в “народном стиле”. Исторически точные и реалистически достоверные картины быта и нравов Руси XVI века сочетаются в ней с романтической идейной направленностью и романтическим пафосом в обрисовке характеров центральных героев. Как и в стихотворении “Бородино”, тема исторического прошлого связана здесь с проблемами современности. Поэт обращается к истории в поиске ярких, сильных, героических характеров, которых не находит среди своих современников. Таков “грозный” царь Иван Васильевич, жестокий, страшный правитель, но при этом могучая, сильная личность. Он вершит закон – справедливо
карает преступника, “вольной волею” убившего в кулачном бою своего соперника. Молодой опричник Кирибеевич – человек свободолюбивый, вольный, натура, подверженная бурным страстям. Как непохож он на тех, о ком Лермонтов сказал в “Думе”: “И ненавидим мы, и любим мы случайно, / Ничем не жертвуя ни злобе, ни любви”. Кирибеевич же готов принести любую жертву во имя своей любви к Алене Дмитриевне – будь то установленный от века закон, честь женщины и даже собственная жизнь. Особая роль в поэме принадлежит купцу Калашникову. Он связан с народом, его вековыми традициями, устоями, принципами жизни. За них он и вступает в смертельную борьбу, не побоявшись даже страшного гнева царя. Вот уж о ком не скажешь: “Перед опасностью позорномалодушны, и перед властию – презренные рабы”! Это характер народно-героический, недаром его, убийцу, оправдывает народ, опоэтизировавший память о подвиге Калашникова.

Стилистика поэмы основана на фольклорных традициях эпических песен. Лермонтов использует традиционный зачин, синтаксический параллелизм, олицетворения, постоянные эпитеты, отрицательные сравнения, парные синонимы, словесные повторы, устаревшую лексику и другие характерные стилистические приемы. Стих поэмы тонический, близкий к фольклорному сказовому стиху. Белинский справедливо отметил: “Здесь поэт от настоящего мира не удовлетворяющей его русской жизни перенесся в ее историческое прошедшее,. .. усвоил себе склад старинной речи, простодушную суровость его нравов, богатырскую силу и широкий размет его чувства”.

Критическое отношение Лермонтова к окружающему миру еще сильнее чувствуется в поэме “Демон”, которая писалась 10 лет, было создано 8 редакций, но поэт собирался и далее продолжать над ней работу. Демон – это наиболее яркое воплощение романтического сознания, не приемлющего мир и противопоставляющего ему свою мятежную индивидуальность, свою абсолютную свободу воли. Вот почему этот образ-символ так привлекает Лермонтова. Поэт обращается к нему и в лирике, и в поэме, демонические черты присутствуют и в характере Печорина.

Наивысшее их воплощение – Демон, который во всей своей страшной красоте и силе предстает в одноименной поэме. Демон – существо воистину могущественное, бессмертное, мятежное и страдающее, невероятно красивое и в то же время ужасное. Его образ словно соткан из противоречий: он понимает, какую страшную роль вынужден играть в мире, но несмотря на это продолжает творить зло, разрушая на своем пути все в этом недостойном мире. С другой стороны, в Демоне живет неискоренимое стремление к восстановлению истинной красоты и гармонии, жажда соединения с людьми. Эта мечта приводит его к Тамаре, воплощающей для него утерянную гармонию и красоту. Впервые полюбив, Демон полон надежд на возрождение, на “жизнь новую”. Он отрекается от своих злых намерений:

Хочу я с небом помириться,
Хочу любить, хочу молиться,
Хочу я веровать добру.

Но это не дано Демону. “Смертельный яд его лобзанья” неотвратимо губит столь страстно желаемую им любовь, Тамара умирает. Лермонтов подчеркивает, что в ее гибели виноват не только Демон, но и Бог, сотворивший мир и все сущее в нем, обреченное на бесплодные поиски гармонии. Демон побежден, и он проклял “мечты безумные свои”:

И вновь остался он, надменный,
Один, как прежде, во вселенной,
Без упованья и любви!…

Нераскаявшийся Демон, обреченный на вечное одиночество, призван напоминать миру о его несовершенстве. Бунтующий и страдающий, он остается верен своему предназначению – отрицать существующий миропорядок, разрушать и мстить. И эта страшная, но великая миссия созвучна настроению автора. Байронический герой очень близок по духу Лермонтову, который оправдывает губительную мощь Демона, считая, что в недостойном мире разрушение есть благое дело.

Но самым близким автору среди героев его поэм по праву считается герой поэмы “Мцыри”. Эта поэма наделена всеми атрибутами романтизма. Она написана в характерной для романтической поэтики форме исповеди – особом жанре автобиографического повествования. Он сосредоточивает внимание читателя на душевном опыте автора, его сокровенных мыслях и чувствах. Этот жанр, появившись еще в произведениях сентиментализма, у романтиков становится одной из основных форм лирического повествования. Но в “Мцыри” исповедальность – это еще и выражение особой близости автора и героя. На первый взгляд, мало чем похож на Лермонтова Мцыри – мальчик-горец, вырванный из родных мест и воспитанный в монастыре. Его можно назвать “естественным человеком”. Так стали называть особый тип героя романтизма. Это человек, живущий в первобытных условиях, а потому близкий к состоянию детской чистоты и естественности, природной нравственности. Он противостоит порокам и искусственности цивилизованного мира. Но Лермонтов в своей поэме существенно переосмысляет в целом всю традиционную романтическую ситуацию. Бегство, хорошо известное русской романтической поэме, оборачивается возвращением; Мцыри бежит из цивилизованного мира в естественную среду, но для него это – возвращение к миру своего детства, к Своим началам; он рвет с образом жизни, навязанным ему насильно. Проблема свободы рассматривается Лермонтовым в философском плане: монастырь, в котором воспитывается Мцыри, чужд жестокости, тем более деспотизма, однако свободная душа Мцыри, как олицетворение чистой человеческой природы, бунтует и против доброты, покоя, данных чужой волей; он воспринимает стены монастыря как стены тюрьмы. Бегство из монастыря – попытка узнать жизнь и свободно обрести истинного себя. Три дня на свободе символически воссоздают полноту жизни, желанную и трудно доступную человеку:

Ты хочешь знать, что делал я
На воле? Жил… –
отвечает он на вопрос монаха.

Мцыри познал тягу к отчему дому – и к Отечеству, и к родному домашнему очагу. Он ощутил томление любви, изведал “сладость бытия”. Он испытал жажду битвы, сладость ее – недаром кульминацией поэмы является битва героя с барсом, где оба – человек и зверь – становятся равноправными бойцами и оба в итоге встречают смерть. В предсмертном бреду Мцыри слышит песню рыбки, в которой для него открывается потребность покоя, возможность раствориться в первозданной природе. Но природа оказывается коварна: она влечет и губит героя, который утратил, воспитываясь в инородной среде, свою естественность. Он -“тюремный цветок”, который рвется на свободу, но обретя ее, погибает. Он готов “рай и вечность променять” за миг свободы, за возможность оказаться “в стране отцов”. Но умирая, думая о родине, о потерянных близких, он готов примириться с жизнью:

И с этой мыслью я засну,
И никого не прокляну!..

Мцыри -“любимый идеал” Лермонтова. Это “отражение в поэзии тени его собственной личности”, – как сказал Белинский В нем лермонтовское страстное стремление к свободе, его гордость и чуткость к миру, способность пламенеть и готовность к примирению. И как и во многих других героях, в нем – трагическое предчувствие поэта своей обреченности и невозможности обрести в этом мире идеал. Поэма появилась в печати в 1840 году, а через год поэта не стало – как и было им самим не раз предсказано:

В полдневный жар в долине Дагестана
С свинцом в груди лежал недвижим я;
Глубокая еще дымилась рана,
По капле кровь точилася моя.



Поэмы М. Ю. Лермонтова