Прощение и вечный приют (по библейскиме главам романа Булгакова “Мастер и Маргарита”)

Воссоздание евангельских событий – одна из важнейших традиций мировой и русской литературы. Обращается к событиям распятия и воскрешения Иисуса Христа Дж. Мильтон в поэме “Возвращенный рай”, О. де Бальзак в повести “Иисус Христос во Фландрии”, в русской литературе – Лесков (“Христос в гостях у мужиков”), Тургенев (стихотворение в прозе “Христос”), Л. Андреев (“Иуда Искариот”), А. Белый (поэма “Христос воскрес”). В чем же своеобразие трактовки евангельских событий в романе Булгакова “Мастер и Маргарита”?

Прежде

всего, М. Булгаков обращается к этим событиям в такие времена, когда вера в Бога не просто ставится под сомнение, но массовое безверие становится законом жизни государства. Возвращая все эти события и говоря о них как о несомненной реальности, писатель идет наперекор своему времени и прекрасно знает, чем это чревато. Но библейские главы романа жизненно необходимы как напоминание о первой, изначальной ошибке – неузнавании Истины и Добра, следствием которой становится фантасмагория
московской жизни 1930-х гг.

Библейские главы можно отнести к жанру романа-притчи. Так же как в притче, объективно и бесстрастно излагаются события. Совершенно отсутствуют прямые обращения автора к читателю, также как и выражение авторской оценки поведения героев. Правда, отсутствует мораль, но она, по-видимому, и не нужна, потому что моральные акценты в этих главах расставлены очень четко.

В романе Мастера три главных героя: Иешуа, Понтий Пилат, Иуда. Иешуа, безусловно, не евангельский Иисус, нет никаких проявлений его божественности, даже от сцены воскресения М. Булгаков отказывается. Иешуа – это воплощение, прежде всего, нравственности. Он – философ, странник, проповедник добра и любви к людям, милосердия. Его цель была в том, чтобы сделать мир чище и добрее. Жизненная философия Иешуа такова: “…Злых людей нет на свете, есть люди несчастливые”. И он действительно относится ко всем людям так, как будто они на самом деле являются воплощением добра, – даже к центуриону Крысобою, который его избивает. Иешуа является носителем нравственной истины, недоступной людям.

Иуда у романе тоже нетождественен евангельскому Иуде. Из Евангелия мы знаем, что Иуда своим лобзанием в Гефсиманском саду предает Спасителя. Предательство – это величайшая вина перед человеком, неизмерима вина того, кто предал Иисуса. У Булгакова Иуда в отличие от евангельской традиции – не ученик и не последователь Иешуа. Отсутствует и сцена “предательского лобзания”. По сути, Иуда был орудием в руках первосвященника и воистину “не ведал, что творил”. Он оказался между Каифой и Пилатом, игрушкой в руках людей, наделенных властью и ненавидящих друг друга. М. Булгаков снимает с Иуды вину, возлагая ее на Понтия Пилата.

Понтий Пилат – центральная фигура в ершалаимском пласте. Мастер говорит, что пишет роман о Пилате. Пилат сразу же почувствовал человеческую незаурядность Иешуа, однако традиции и нравы императорского Рима в конечном счете побеждают, и он, в соответствии с евангельским каноном, посылает Иешуа на крест. Но М. Булгаков отказывается от канонического понимания этой ситуации, у него Пилат лицо трагическое, разрывающееся между личностными устремлениями и политической необходимостью, между человечностью и властью. М. Булгаков ясно показывает ощущение трагической безысходности, ужаса от содеянного, наполняющих душу Пилата (“За сегодняшний день уже второй раз на него пала тоска…”). С этого момента подлинной жизнью Пилата становится сон: прокуратор идет по лунной дорожке с Иешуа, беседуя, и казнь – чистое недоразумение, и бесконечен их диалог. Но в реальности казнь не отменена, и так же неотменимы муки Пилата.

Мука Пилата кончается только после заверения Иешуа о том, что казни не было. Иешуа дарует прощение Пилату и покой мастеру, написавшему роман о Пилате. Таков исход трагедии, но наступает он не во времени, а в вечности.

Роман “Мастер и Маргарита” – сложное произведение. И хотя о романе уже много написано и сказано, но каждому его читателю суждено по-своему открывать и понимать художественные и философские ценности, таящиеся в его глубинах.



Прощение и вечный приют (по библейскиме главам романа Булгакова “Мастер и Маргарита”)