РАЗРАБОТКА ИСТОРИЧЕСКИХ СЮЖЕТОВ В ТВОРЧЕСТВЕ А. С. ПУШКИНА



А. С. Пушкин в своем творчестве очень
многогранен, он и тончайший лирик, и фило-
соф, и автор увлекательных романов, и учи-
тель гуманизма, и историк. У многих из нас
интерес к истории пробуждается после чте-
ния “Капитанской дочки” или “Арапа Петра
Великого”. Гринев и Маша Миронова стали
не только нашими спутниками и друзьями,
но и нравственными ориентирами.
Исторической теме посвящены поэмы
“Полтава” и “Медный всадник”, а также дра-
мы “Борис Годунов”, “Пир во время чумы”,
68



/> “Скупой рыцарь” и “Сцены из рыцарских
времен”. Не обошлась без этой темы и лири-
ка – ода “Вольность”, “Бородинская годов-
щина”. Пушкин выступил и как автор истори-
ческих исследований. Его перу принадлежат
“История Пугачева”, “История Петра” и раз-
нообразные исторические заметки.
Интерес к истории у ПушкинА был неиз-
менным. Но на различных этапах творческого
пути историческая тема разрабатывалась им
в разных жанрах и разных направлениях.
Петербургский период и период южной
ссылки проходит под знаком романтизма.
Произведения
этой поры проникнуты чувст-
вом гордости за великий исторический путь
России и романтическим культом великого
человека.
Но еще лицейское стихотворение “Воспо-
минания в Царском Селе” представляет со-
бой вдохновенный гимн России и ее военной
славе. Здесь упоминаются “Орлов, Румянцев
и Суворов, потомки грозные славян”, воспе-
вается победа над Наполеоном (“И вспять бе-
жит надменный галл”).
Классицистическая традиция в изобра-
жении исторических событий продолжается
в оде “Вольность”, написанной в петербург-
ский период. В этом произведении Пушкин
как бы обозревает всю мировую историю:
Увы! куда ни брошу взор –
. Везде бичи, везде железы.
Законов гибельный позор,
Неволи немощные слезы…
“Гибельный позор” (то есть зрелище) тра-
гической истории разных народов – следст-
вие деспотической власти, попрание всех за-
конов. Это понимал еще восемнадцатилетний
Пушкин.
Лишь там над царскою главой
Народов не легло страданье,
Где крепко с Вольностью святой
Законов мощных сочетанье…
Эта тема будет продолжена в “Капитан-
ской дочке”, одном из последних произведе-
ний. ПушкинА. Автор не приемлет “русский
бунт – бессмысленный и беспощадный”.
В оде “Вольность” он одинаково порицает и
развязавших революционный террор “гал-
лов”, и заговорщиков, убивших Павла I, и ти-
рана Калигулу, и всех “самовластительных
злодеев”.
Пушкин высмеивает Александра I, “влас-
тителя слабого и лукавого”, его рождествен-
ские обещания России. Молодой поэт ставит
проблему истинного человеческого величия,
он рассматривает исторических деятелей че-
рез призму нравственного закона и гуманиз-
ма. Эта мысль получила дальнейшее разви-
тие в романе Л. Н. Толстого “Война и мир”.
Но Пушкин-романтик все-таки называет
Наполеона “великим человеком” (стихотво-
рение “Наполеон”), упоминает о нем и в сти-
хотворении “К морю”. Совсем по-другому
звучит тема Наполеона в седьмой главе “Ев-
гения Онегина”. “Петровский замок” назван
“свидетелем падшей славы”. Наполеон пред-
стает перед нами самодовольным, “счастьем
упоенным”, “нетерпеливым героем”, который
только начинает осознавать, что вовсе не ца-
ри и полководцы изменяют ход истории.
Гроза двенадцатого года
Настала ~ кто тут нам помог?
Остервенение народа,
Барклай, зима иль русский Бог?
На этот вопрос отвечает в “Войне и мире”
Л. Толстой, хотя в его времена десятая глава
пушкинского романа еще не была известна.
И в самом названии великой книги Толстого
нельзя не увидеть перекличку со словами
пушкинского летописца Пимена из “Бориса
Годунова”. Передавая свой труд Григорию
Отрепьеву, он напутствует преемника:
Описывай, не мудрствуя лукаво,
Все то, чему свидетель в жизни будешь:
Войну и мир, управу государей,
Угодников святые чудеса…
Именно в “Борисе Годунове” впервые у
ПушкинА историческая тема представлена
в реалистическом ключе. Первая русская ре-
алистическая трагедия, написанная в 1825 го-
ду, заканчивается знаменитой ремаркой:
“Народ безмолвствует”. Все персонажи оце-
ниваются в трагедии с точки зрения народа.
В этом Пушкин продолжает традиции Шекс-
пира, что и подчеркивается даже строением
стиха. Как и в шекспировских трагедиях,
в “Борисе Годунове” используется белый пя-
тистопный ямб, имеются также и прозаичес-
кие вставки.
Историческая тема разрабатывается Пуш-
киным и в других драматических произведе-
ниях. Однако не летопись и не события рус<-
69
ской истории послужили основой для знаме-
нитых маленьких трагедий. В них использова – –
ны предания и традиционные западноевро-
пейские сюжеты.
Историческая основа интересует Пушки-
на прежде всего своей психологической сто-
роной. Так, психологически возможным счи-
тал он отравление Моцарта его другом Саль-
ери. Маленькие трагедии на примерах из
истории доказывают, что “гений и злодейст-
во две вещи несовместные”.
Одним из самых сложных, неоднознач-
ных образов в произведениях ПушкинА, по-
священных историко-психологической теме,
является образ Петра I. Петр I – один из
центральных героев поэмы “Полтава”. Воз-
величивая Петра I, рассказывая о героичес-
ких событиях русской истории, Пушкин не
забывает, однако, о моральном, гуманном ас-
пекте исторической темы. Жертвой истории
оказывается несчастная Мария Кочубей.
В первом прозаическом историческом
романе ПушкинА “Арап Петра. Великого”
Петр I не только “то академик, то герой, то
мореплаватель, то плотник”, как в “Стансах”,
но и заботливый друг, великодушный чело-
век, идеал монарха и семьянина. К сожале-
нию, роман не был закончен, тема Петра в
этом произведении не получила дальнейшего
развития.
Но в 1833 году она нашла свое продолже-
ние в новом стихотворном произведении. Это
самая загадочная поэма ПушкинА – поэма
“Медный всадник”. Создавая ее, Пушкин ос-
новывался на нескольких преданиях о тени
Петра I, являвшейся в Петербурге то Павлу I,
то А. Голицыну.
Жители Петербурга, верившие этим ле-
гендам, считали, что ничто не угрожает их
городу, пока в нем стоит памятник Петру.
Тема Петра переходит в тему российской го-
сударственности, и обращение к истории как
бы высвечивает будущее России.
Апокалиптическая картина наводнения и
гибнущего “Петрополя” служит предупреж-
дением потомкам. Петр I не только создал,
сотворил Петербург, но всю “Россию поднял
на дыбы”. Показывая конфликт государства
и личности, Пушкин задает вопрос:
Куда ты скачешь, гордый конь,
И где опустишь ты копыта?
Итогом размышлений ПушкинА над исто-
рией, ролью личности и народа в ней, нравст-
венным смыслом исторических событий стала
“Капитанская дочка” – главная, на мой
взгляд, прозаическая книга ПушкинА, рабо-
та над которой была завершена в 1836 году
и которая вышла в свет за месяц до смерти
автора.
Своеобразие пушкинской исторической
прозы недооценили современники. По мне-
нию Белинского, в “Капитанскрй дочке” изо-
бражены “нравы русского общества в царст-
вование Екатерины”. Характер же Гринева
критик называет “ничтожным, бесцветным”.
Подобные упреки в слабой разработке ха-
рактера главного героя возникли от непони-
мания всей глубины образа Гринева. Ведь он
находит единственно правильный путь, при-
поднимается над “жестоким веком”, сохра-
няя гуманность, человеческое достоинство и
любовь к человеку независимо от принад-
лежности его к той или иной политической
группировке.
В “исторической метели” Гринев не позво-
лил себе сбиться с дороги. На примере ужасов
пугачевщины Пушкин показывает, что “луч-
шие и прочнейшие изменения суть те, которые
происходят от улучшения нравов, без всяких
насильственных потрясений”. Это очень умная
мысль, к сожалению, не оцененная по заслуге
даже нашими современниками.
В своей “Истории Пугачева” Пушкин не
скрывал ни злодеяний пугачевцев, ни жесто-
кости правительственных войск. А в “Капи-
танской дочке” образ Пугачева поэтичен, и
многие критики, подобно Марине Цветаевой
(статья “Пушкин и Пугачев”), считали, что
Пугачев нравственно выше Гринева. Но Пу-
гачев потому и рассказывает Гриневу “кал-
мыцкую сказку” об орле и вороне, что хочет
прельстить своего собеседника “пиитическим
ужасом”. У Гринева же свое отношение к
кровавым событиям, выраженное в его сло-
вах: “Только не требуй того, что противно
чести моей и христианской совести”.
Не “бесцветным”, а по-христиански стой-
ким и самоотверженным предстает перед на-
ми любимый герой ПушкинА, хотя его “запи-
ски” о “бестолковщине времени и простом
величии простых людей” (Гоголь) просто-
душны и бесхитростны.
70
В сущности, пушкинский подход к исто-
рии – это и подход к современности. Вели-
кий гуманист, он противопоставляет “живую
жизнь” политической борьбе.
В своей речи о ПушкинЕ Достоевский
сказал, что автор “Капитанской дочки” видел
в нашей истории, в наших даровитых людях
залог “общей гармонии, братского оконча-
тельного согласия всех племен по Христову
евангельскому закону”. Мысль историческая,
“мысль народная” в пушкинском творчест-
ве – это мысль, обращенная в будущее.
Хочется сказать еще и о том, что история
для ПушкинА была уроком нравственного ве-
личия, уроком высоты человеческого духа.
Вот почему историческая тема в творчестве
ПушкинА тесно соединяется с нравственно-
психологической. Этот ракурс в освещении
исторических событий стал главным и для
последующих писателей, среди которых глав-
ное место, конечно же, занимает Лев Толстой,
автор великого исторического романа “Война
и мир”.