Символическая емкость заглавия романа

На рукописи законченного романа, вышедшего в свет под названием “Красное и черное”, Стендаль вначале написал “Жюльен Сорель”. И это свидетельствует о том, что писатель прежде всего намеревался предложить читателю художественную историю жизни и смерти молодого человека низкого происхождения, который вынужден бороться за свое существование в условиях затхлой атмосферы эпохи Реставрации. Но такое название сужало рамки повествования, сводило содержание романа именно к истории только отдельной личности, что явно вступало в противоречие

с масштабом, социальной и психологической всеохватностью созданного писателем произведения. Поэтому в свет роман вышел с символическим названием “Красное и черное”.

За названием романа следовал подзаголовок -“Хроника XIX в.”. Известно, что подзаголовок, как правило, уточняет название произведения и в какой-то мере отражает авторское отношение к тому, о чем идет речь на его страницах. Это в первую очередь касается философско-психологических произведений, каким, по сути,

и является роман Стендаля “Красное и черное”. Поэтому вполне можно предположить, что “красное” в романе Стендаля символизирует идеализированную эпоху наполеоновских войн, с ее надеждами на свободу, на неограниченные для любого сословия права и возможности в достижении тщеславных устремлений и героических свершений во славу родины и личного успеха.

“Черное” же – символ эпохи Реставрации, эпохи, возродившей “монархию-пережиток”, сословные привилегии и поклонение золотому тельцу. Багряно-красные отсветы былого как бы подчеркивают в романе Стендаля черные тени настоящего. Да и личная судьба главного героя романа Жюльена Сореля складывается как бы под знаком борьбы этих двух начал -“красного” и “черного”. Где “красное” – это вера, надежда, любовь, а “черное” – лицемерие и ханжество.

Однако заголовок романа и сегодня вызывает споры, так как символика “красного” и “черного” за долгие годы получила массу истолкований. Академик Б. Г. Реизов в статье “Почему Стендаль назвал свой роман “Красное и черное”?”, обобщив ряд точек зрения по этому вопросу от общепринятых до малоизвестных, сказал следующее: “В “красное” и “черное” можно вкладывать любой смысл: “красное” можно понимать как ярость, убийство, бунт, особое состояние духа, и почти также можно понимать “черное”, стоит лишь заглянуть в словарь, чтобы обнаружить неограниченные возможности, которые язык предлагает читателю на выбор… В зависимости от восприятия и интересов читателя возможны разные ассоциации, частные противопоставления, которые могут варьировать от главы к главе, от страницы к странице: войны и мира, Наполеона и Бурбонов, революции и Реставрации, выигрыша и проигрыша в рулетке жизни… Символическая неопределенность названия обусловила его емкость, благодаря которой оно может вместить в себя все богатство заключенных в романе противоречий”.

Прелесть художественной литературы в том и заключается, что истинно великое произведение неисчерпаемо в многообразии его прочтения. Поэтому каждое новое поколение читателей романа Стендаля “Красное и черное” будет находить в нем все новые и новые смыслы, созвучные и актуальные времени его прочтения.



Символическая емкость заглавия романа