Сон Татьяны (Анализ эпизода из 5 главы романа А. С. Пушкина “Евгений Онегин”)

Сон Татьяны имеет в тексте пушкинского романа важный смысл. Он выполняет композиционную роль, связывая содержание предшествующих глав с драматическими событиями шестой главы.
О, ней знай сих страшных снов
Ты, моя Светлана!
Эти строки из баллады Жуковского “Светлана” взяты Пушкиным в качестве эпиграфа к пятой главе. Главное место в ней занимает сон Татьяны – вещий сон, который сбудется.
И снится чудный сон Татьяне.
Ей снится, будто бы она
Идет по снеговой поляне,
Печальной мглой окружена…
Сон и явь – все

переплелось в сознании девушки. Природа во сне Татьяны живая, земная: бегущий ручей, мостик, сделанный из жердочек…
А насколько реально дана картина леса:
… недвижны сосны
В своей нахмуренной красе;
Отягчены их ветви все
Клоками снега; сквозь вершины
Осин, берез и лип нагих
Сияет луч светил ночных…
Татьяне страшно:
Снег рыхлый по колено ей;
То длинный сук ее за шею
Зацепит вдруг, то из ушей
Златые серьги вырвет силой…
И в этом реальном лесу
с Татьяной происходят удивительные приключения. Ей встречается медведь. Почему именно он? Вспомните, а ведь одним из главных героев русских народных сказок является именно медведь. Да, Татьяна напугана, но почему-то вдруг опирается на “лапу с острыми когтями”. Вообще сон Татьяны нужно читать с “Сонником”. Ведь здесь за каждым образом – символ. Вот наша героиня перебирается через ручей. Ручей в толкователе снов – речь, чьи-то разговоры. Видеть медведя – к свадьбе, замужеству. Мохнатая лапа – намек на богатую жизнь. Да, потом в жизни Татьяны все это сбудется.
Но сон пока продолжается. Медведь приводит ее к таинственному шалашу, “где ярко светится окошко”. Тут уж начинаются чудеса:
… за столом
Сидят чудовища кругом:
Один в рогах с собачьей мордой,
Другой с петушьей головой…
… Вот мельница вприсядку пляшет
И крыльями трещит и машет.
По “Соннику” увидеть чудовищ – к неприятностям. А если приснится свадьба (“за дверью крик и звон стакана, как на больших похоронах”) – быть похоронам.
И вдруг появляется Онегин, “он там хозяин, это ясно”. Во сне отражаются мечты Татьяны, ее надежды, ее любовь. Евгений ласков, нежен с нею. Во сне сбылись мечты о любви.
В конце сна Татьяна видит Ольгу и Ленского, возникает ссора.
Спор громче, громче; вдруг Евгений
Хватает длинный нож, и вмиг
Повержен Ленский…
Тонкий, хоть и суеверный ум подсказывает Татьяне, не объясняя причины, что будет ссора Онегина и Ленского. И повод для этого есть: Онегин слишком холоден и себялюбив, слишком наивен Ленский. Любящее сердце помогло ей понять и предугадать приближение несчастья.
Сон Татьяны – еще раз доказательство того, насколько поэзия Пушкина близка с народной жизнью, фольклором. Мы видим сплав сказочных и песенных образов с представлениями, проникшими из святочного и свадебного обрядов. Это доказывает и подбор лексики. Вот волнующая тайна святочных гаданий: “печальная мгла”, “ярко светится окошко”, “…ветер дунул, загашая огонь светильников ночных”. Описание нечистой силы (“шайки домовых”) подчинено распространенному в культуре и иконографии средних веков и в романтической литературе изображению всякой уродливой нечисти:
Один в рогах с собачьей мордой,
Другой с петушьей головой,
Здесь ведьма с козьей бородой…
Подбор других выразительных средств так точен и продуман, что у читателя складывается впечатление, будто это он находится в чарующей мгле и видит этот сказочный сон. Сон у Пушкина – “чудный”, мгла – “печальная”, поток – “седой”, липы – “наги”, кусты – “глубоко в снег погружены”. Чередование эпитетов, олицетворений позволяет воссоздать дивный, фантастический мир сказочного сна. Этому способствует прием антитезы. Так, образ природы контрастирует с уродливыми чудовищами:
… кусты, стремнины
Метелью все занесены,
Глубоко в снег погружены
***
… Копыта, хоботы кривые,
Хвосты хохлатые, клыки,
Усы, кровавы языки…
Найдем во “сне” и необычные сравнения: медведь – “лохматый лакей”.
Отрывок, как и все произведение (за исключением нескольких строф), написан четырехстопным ямбом. Рифма – смежная и перекрестная. Синтаксический слой отрывка в основном определяют сложные конфигурации. Возьмем, к примеру, четырнадцатую строфу пятой главы:
Татьяна в лес; медведь за ней…
Она составляет четырнадцать строчек и представляет собой всего одно предложение.
При всей художественной ценности “сна”, он, без сомнения, позволяет глубже проникнуть во внутренний мир Татьяны, еще раз подтверждая ее связь с народной жизнью, фольклором. Народная поэзия становится ключом к ее сознанию.



Сон Татьяны (Анализ эпизода из 5 главы романа А. С. Пушкина “Евгений Онегин”)