Спасительная вера в XXI веке



Я принадлежу к поколению, которому предстоит жить в XXI веке. И не будет никакого преувеличения, если я скажу, что именно от нас, от нашего поколения, зависит, какой станет будущая Россия. Пожалуй, нет ни одного человека, у которого не было бы недостатков. Есть они и в целых поколениях.

И наше поколение не является исключением. Можно сказать, что мы еще не жили самостоятельной жизнью и не успели наделать ошибок. И это будет совершенно верно. Но также совершенно верно и то, что мы — наследники наших предков. Мы не только внешне похожи на своих родителей. Мы во многом перенимаем их привычки, повадки, а порой даже вкусы. Они, в свою очередь, переняли их от своих родителей — наших бурановских бабушек и несовсем бурановских дедушек, а те от своих. А потому мы являемся не только генетическими, но и духовными наследниками своих предков. Значит, мы наследуем и ошибки, которые они, в свою очередь, тоже получили в наследство.

И мне кажется, что главной ошибкой моего поколения, унаследованной нами от наших предков, является безбожие. Точнее, неверие. Хотя почти все мои одноклассники и крещеные,



и носят крестики на груди, но они не верят в Бога. Носить крестильный крестик и верить — это такие же разные состояния, как условия жизни на Земле и на Венере.

Я помню, как однажды на уроке русской литературы учитель поставил перед нами дилемму: как правильно жить — по совести, что проповедовал Л. Толстой, или по совести Христа, как то доказывал Ф. Достоевский? Возникла довольно острая дискуссия. Каждый из нас, приняв кто позицию Л. Толстого, кто позицию Ф. Достоевского, старался привести убедительные доказательства своей правоты.

Я принял позицию Ф. Достоевского и отстаивал свои убеждения наравне со всеми. Но из этого никак не следует, будто при этом я полностью отрицаю Л. Толстого, его творчество и нравственные постулаты. Я, например, до сих пор не могу понять, почему великого гения мировой литературы, отлученного от православной церкви в начале XX века, так и не реабилитировали.

Однако сейчас не об этом. Слава Богу, мне повезло, и мои родители отправили меня в воскресную православную школу. Сами же они никогда не посещали ни такой школы, ни церкви. Я даже помню, что когда умирала моя прабабушка, она строго-настрого приказала моей бабушке, чтобы на похоронах не было никаких священников. Она родилась в 1919 или 1920 году и принадлежала к поколению тех активных комсомольцев, которые знали лишь одного бога — Ленина.

Мы часто слышим с экрана телевизора, читаем на страницах газет и журналов, как люди задаются одним и тем же вопросом: почему мы так плохо живем? И каждый человек старается найти свой убедительный ответ. Но почти никто из этих людей не вспоминает о христианской православной вере, с которой русский народ проделал тысячелетний путь в истории.

А я уверен, что значительная часть наших проблем напрямую связана с нашим неверием. Те, кто носит крестильный крестик в качестве украшения, как многие из моих одноклассников, даже не подозревают, что в вере не это главное. В вере главное — принять «Господа в сердце свое». В вере важное — помнить предупреждение: «Берегитесь лжепророков, которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные: по плодам их узнаете их». Поколение, к которому принадлежала моя прабабушка, наверняка верило, что лжепророки — это классовые враги, которых нужно уничтожить.

Поставив перед собой задачу исследовать человеческую душу, Толстой и Достоевский пришли к разным выводам.

Толстой считал, что точкой опоры, делающей человека человеком, является совесть. Жить по чужой совести, пусть даже Христа, значит обманывать себя и других. Достоевский утверждал, что без Христа человек заблудится. Человек без Бога — прах, тлен, червь, ничтожество, а человеческая гуманность — всего лишь привычка. Истинная же суть человека — полное равнодушие к добру и злу.

Во время дискуссии на уроке литературы из всего нашего класса, где учится 23 человека, позицию Достоевского отстаивали лишь пятеро. Остальные были на стороне Толстого. Но вот что интересно. Когда возник вопрос о христианских заповедях, то даже те, кто отстаивал позицию Толстого, сказали, что принимают их. Да и как не согласиться, если сказано: «Не убивай. Не прелюбодействуй. Не кради. Не лжесвидетельствуй. Не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ничего, что у ближнего твоего». Но когда разговор зашел о конкретных ситуациях из реальной жизни, начались поиски «лазеек».

Заповедь — это закон, а закон следует исполнять неукоснительно, без всяких отступлений и «лазеек». Перед ним равны все и каждый. Это не тот закон, который человек придумал сам для себя, а тот, который заповедал людям Бог. Ведь если мы принимаем заповеди и одновременно делаем послабление для себя и снисхождение для своих друзей и близких, то тем самым допускаем грех. Иногда говорят: «Ну и что? Подумаешь, немножко согрешил. Так ведь не ошибается тот, кто ничего не делает». Но все дело в том, что грех не может быть большой или маленький. Грех он и есть грех. А тот, кто так думает и говорит, изначально, пусть И несознательно, допускает возможность греха. Мы — люди, живущие в мире людей. И если, к примеру, я допускаю в отношении себя некоторое снисхождение, то точно так же поступает и другой. А в результате рождается грех, который начинает передаваться из поколения в поколение, трансформируясь в различные формы зла.

Сегодня мы восстанавливаем разрушенные и реставрируем сохранившиеся храмы. Многие люди становятся прихожанами. Но молодежи среди них очень мало. В основном это люди старшего поколения. Мне кажется, было очень хорошо, когда в прежние времена ученики в школе изучали Закон Божий. Я не говорю, что он должен быть в качестве обязательного предмета в средней школе. Однако хотя бы азы христианских понятий о добре и зле, любви и милосердии, сострадании и сочувствии человек должен получать в самом раннем детстве. Например, в детском саду.

Французский мыслитель Вольтер говорил: «Свобода состоит в том, чтобы зависеть только от законов». В нашей ситуации можно было бы сказать несколько по-иному: исполняйте законы, и вы будете свободны. Это касается и Божьих, и людских законов.



Спасительная вера в XXI веке