«Страшный мир, ты для сердца тесен…»



Здесь камни похожи на мыло,
А сталь похожа на жесть…
И слабость — как сила,
И правда — как лесть…
В. Цой
Нельзя жить в этом мире не ощутив на себе его пагубного влияния. Творчество А. А. Блока тому подтверждение. А как же иначе объяснить, что поэт покинул небесный мир Прекрасной Дамы и спустился на землю, населенную простыми людьми? Тут сыграла свою роль и эпоха. Войны, революции, всколыхнувшие все тогдашнее общество; ломка
векового уклада жизни, переоценка ценностей — вот неполный перечень испытаний, раздиравших нашу страну. Но, как мне кажется, сильнее всего повлиял переезд Блока из «благоуханной глуши» Шахматова в мрачный Петербург, где поэт своими глазами увидел всю грязь так называемого «реального мира», его противоречивые ужасы и ужасные
противоречия. Неудивительно, что тема Прекрасной Дамы уступила место «Страшному миру».
«Страшный мир» действительно страшен. Это мир серых безжизненных громад зданий; укрытых тьмой улиц, площадей и периулочков, черных коробок фабрик («Петр», «Вечность бросила в город…», «Поднимаясь



из тьмы погребов…», «Фабрика»); мир прогнивших окраин и вонючих канав («Незнакомка»).
Притом крайне сложно вглядеться во что-либо, словно пелена ужаса застит глаза. Населен он нищими, пьяницами «с глазами кроликов», гуляками, продажными женщинами, беспокойным морем гнущих спину рабочих. Этим «униженным и оскорбленным» Блок противопоставляет «сытых» — хотя и богатых материально, но весьма недалеких и духовно
нищих людей. И вообще, все обитатели «страшного мира» нищи духовно. Лирический герой выглядит досадным (для мира) исключением. Он еще сохранил в своей душе Человека. Лучше всего это отражено в «Незнакомке»: трудности заставили героя опуститься на дно жизни, но вместе с тем он не может смириться с этим. Он пытается вырваться из этого мира, ибо чувствует его ложь.
Кстати, о лжи. Она самая доподлинная правда «страшного мира». И, как бы это ужасно не звучало, люди, точно паяц из «Баланчика», ничуть не скрывают этого. И не только не скрывают, но и смиряются с участью раба «страшного мира». А кто смирился, тот и вправду раб. В противоположность им, лирический герой не может предать
своей правды, своей воли. Смирение для него равно поражению.
«Страшный мир» полон страшных контрастов и противоречий. Кажется, понесешь спичку — будет взрыв. Это противопоставление правды и лжи, сгорбленных от непосильного труда рабочих и «сытых», векового порядка и закипающего моря революции. Но самое главное противоречие — несовместимость «страшного мира» и всего прекрасного. Таковое или вообще отсутствует, или же резко выделяется на фоне остального зла. К тому же, если
что-то прекрасное каким-то чудом и окажется в этом мире, оно будет неумолимо раздавлено, словно та девушка из стихотворения «На железной дороге». Любви уж тем более нет места в этом мире. Она исчезает под гнетом повседневности, словно цветок под асфальтоукладочным катком(«Холодный день»), становиться «прекрасным далеко»(«Незнакомка»), опошляется, становиться предметом купли-продажи («В ресторане»).
Время здесь может плестись «пергаментными речами» «сытых», может колыхаться в такт моря рабочих, может стоять на месте («Барка жизни стала…»), но самое страшное — все события катастрофически повторяются, время замыкается в кольцо («Живи еще хоть четверть века — все будет так. Исхода нет.»). Смерть здесь не конец, а лишь начало
новым мучениям («Умрешь — начнешь опять сначала…»). Короче: «Смерти нет. И жизни нет.»
Раз уж зашел разговор о смерти, надо отметить, что «страшный мир» — самая настоящая клетка для человека, и многие, кому мир стал слишком тесен, вырываются из него примерно как герой песни Ю. Шевчука «Черно-белые танцы»:
Уйду на волю,
Бензин канистра…
Дайте спички!…
Да будет свет!!!
«Но разве это выход?»- спросят многие. Конечно нет! Лирический герой как раз и занимается поиском выхода. Он как и автор видит и понимает действительность и так же непримирим с нею. И именно поэтому он и борется как может. И в конце концов, выбирается, вернувшись туда, откуда пришел в «страшный мир»… И пусть Прекрасную Даму вернуть невозможно, но остаются вечные светлые чувства. «И гибель не страшна герою, пока безумствует мечта…»
Мечта — вот он, осколок Бога в современном человеке. «Я дышу и значит я люблю, я люблю и значит я живу…» К словам Высоцкого мне нечего добавить. «Красота спасет мир»- вот третья часть великой правды. Самоубийство — путь для слабых и отчаявшихся. А остальным Блок протягивает руку помощи: «Сотри случайные черты, и ты увидишь
— мир прекрасен». В любви, красоте, «вечной женственности» поэт видел спасение человечества.
В заключении мне хотелось бы сказать, что я не зря в начале моей работы взял в кавычки слова «реальный мир».
Я это сделал по той простой причине, что под воздействием творчества Блока я понял, что реален мир прекрасного, а ирреален окружающий нас мир повседневной жизни. А «вечная женственность» — это энергия жизни, любви, мечты способная вырвать человека (и в конечном итоге и человечество) из когтей «страшного мира», когтей Системы и открыть истинный мир, истинный смысл жизни…



«Страшный мир, ты для сердца тесен…»