“Страстное, грешное, бунтующее сердце” (образ Евгения Базарова)

“…В романе, за исключением одной старушки (матери Базарова), нет ни одного живого лица и живой души… А о нравственном характере и о нравственных качествах героя и говорить нечего; это не человек, а какое-то ужасное существо, просто дьявол, или, выражаясь поэтически, асмодей. Он систематически ненавидит и преследует всех, начиная от добрых родителей, которых он терпеть не может, и оканчивая лягушками, которых он режет с беспощадной жестокостью. Никогда ни одного чувства, какого-нибудь увлечения или страсти…”. М. Антонович. Это сказано

о “титанической личности”, честном, правдивом демократе “до конца ногтей”! Это сказано о герое нового времени, который пришел на смену Онегиным и Печориным, Чацким и Рудиным! Прав ли критик, отзываясь подобным образом о Базарове?

Если тургеневский Рудин – энтузиаст и романтик, мечтающий о высоких, вечных, но призрачных идеалах, то Базаров – реалист до мозга костей, он – естествоиспытатель, ничего не принимающий на веру.

Герой обладает “мужественным голосом”,

его белокурые волосы, длинные и густые, не скрывали “крупных выпуклостей просторного черепа”. Из этих штрихов вырисовывается личность человека из низших сословий, умного, одаренного энергией и волей.

Уже первое знакомство с Базаровым убеждает читателя в том, что в душе героя есть чувства, которые он тщательно скрывает от окружающих. Очень “непростой” с виду, самоуверенный и резкий в высказываниях и поступках, тургеневский разночинец на самом деле имеет слабости и обладает очень ранимой душой. Павел Петрович Кирсанов сразу невзлюбил “волосатого” за его непохожесть на окружающих и за его огромную энергию и ум. Ведь сам он постепенно превращается в мертвеца, так как ничего, кроме “английских сьютов, крахмальных воротничков” и чищеных ногтей, его не могло заинтересовать.

В отличие от Рудина Базаров чувствует, что пришло время действовать, а не говорить, “красивые речи” его раздражают: “О, друг мой Аркадий! Об одном прошу тебя: не говори красиво!”.

Базарова отличает активное отношение к жизни, он стремится переделать самого себя, свое время и современное ему общество: “Исправьте общество, болезни не будет”.

А мысли Базарова о человеке и его воспитании оказываются актуальными на все времена: “Всякий человек себя воспитать должен…”.

Базарова обвиняли и обвиняют в дерзости, в бунтарстве, в излишней категоричности суждений. Многие высказывания нигилиста Базарова на первый взгляд циничны, грубы, полны ненависти ко всему и глубоко неверны. Но герой груб далеко не всегда.

Сразу заметно, как много и с охотой общается Базаров с Одинцовой – единственным человеком, которого герой по-настоящему уважал и ценил. В беседах с ней Базаров не позволяет себе резких суждений, ведет себя сдержанно и тактично. А вот в схватках с Павлом Петровичем герой хочет, во что бы то ни стало, шокировать противника: раздразнить его из-за своей неприязни к ухоженному аристократу.

По-своему Базаров любит и родителей, о которых говорит, что “таких людей днем с огнем не сыскать”. Но все же его оценка жизни отцов, старого поколения однозначна и полна отрицания: “Кажется, чего лучше – ешь, пей? Только тоска одолеет от такой жизни!”.

Вероятно, внезапно вспыхнувшее чувство к Одинцовой дано герою в наказание за слишком упрощенное толкование жизненных явлений. Любовь Базарова к Одинцовой, с одной стороны, указывает на его слабость, но одновременно и возвышает его. Герой не в состоянии полностью отдаться своему чувству, но вместе с тем оно глубже и серьезнее “страстных вздохов” Павла Петровича Кирсанова.

Умирающий Базаров прост и человечен. Теперь отпала необходимость прятать свой романтизм глубоко внутри. Герой умирает удивительно, почти стихами прощаясь со своей возлюбленной.

И в финале раскрывается еще одна прекрасная черта в герое: любовь к женщине, любовь к отцу и матери сливаются воедино с любовью к родине, к таинственной России, о преобразовании которой он втайне мечтал, но которая так и осталась для него неразгаданной тайной. “Нужен ли я России”, – сомневается Базаров, в последние минуты своей жизни думая о высоком и важном, возвышаясь над узкими мирскими заботами, чем становится ближе и дороже читателю.



“Страстное, грешное, бунтующее сердце” (образ Евгения Базарова)