“СУЩЕСТВО ИСКЛЮЧИТЕЛЬНОЕ, НАТУРА ГЛУБОКАЯ…” (по роману А. С. Пушкина “Евгений Онегин”)

Великий русский критик и мыслитель
В. Г. Белинский писал о Татьяне Лариной, ге-
роине романа А. С. ПушкинА, что это – “су-
щество исключительное, натура глубокая, лю-
бящая, страстная”.
Часто говорят о “тургеневских девуш-
ках”. Эти образы будут вечно тревожить во-
ображение своей женственностью, чистотой,
искренностью и силой характера. Но мне ка-
жется, что “пушкинские девушки” не менее
интересны и привлекательны. Маша Троеку-
рова из “Дубровского”, Маша Миронова из
“Капитанской

дочки”, Марья Гавриловна из
“Метели”…
Видимо, Мария – любимое женское имя
поэта. Ведь и свою старшую дочь он назвал
Машей. Но самая “знаменитая” из всех геро-
инь ПушкинА – Татьяна Ларина.
Поэт много раз подчеркивает, что Татья-
на любила природу, зиму, катание на санках.
Природа, старинные обычаи, соблюдаемые в
семье, и создали “русскую душу” Татьяны.
Во внешнем поведении Татьяны не было
ничего исключительного, она во многом по-
/> хожа на других девушек. В этом-то и вся ее
узнаваемость. Так же как и они, Татьяна
“верила преданьям простонародной старины,
и снам, и карточным гаданьям”, так же как
и их, ее “тревожили приметы”. Но было
с детства много такого, что отличало ее от
других:
Но куклы даже в эти годы
Татьяна в руки не брала;
Про вести города, про моды
Беседы с нею не вела. /
С раннего возраста она отличалась мечта-
тельностью, жила особой внутренней жиз-
нью. Автор подчеркивает, что девочка была
лишена кокетства и притворства – качеств,
которые ему не нравились в женщинах.
Много строк посвящено роли книг, кото-
рые были для Тани целым миром, сформиро-
вали ее лучшие чувства. Так Пушкин подво-
дит нас к пониманию того, то Татьяна – на-
тура поэтическая, высокая, одухотворенная,
разве поэту может такая не нравиться?
Один из самых аристократичных людей
своего времени, Пушкин любил деревенскую
простоту. В одной из повестей он пишет, что
уездные барышни – просто прелесть. Они
воспитаны на чистом воздухе, в тени яблонь,
знание света черпают из книг. Уединение,
свобода и чтение рано в них развивают чув-
ства и страсти, которые неизвестны рассеян-
ным красавицам. И Пушкин подчеркивает,
что существенное достоинство таких деву-
шек – их самобытность.
Сказано как будто о Татьяне. По душе авто-
ру и открытость, прямота его героини. Хотя
девице первой признаваться в любви всегда
считалось неприличным, Татьяну трудно
осуждать за это. Поэт спрашивает:
За что ж виновнее Татьяна?
За то лъ, что в милой простоте
Она не ведает обмана
И верит избранной мечте?
С раннего девичества Татьяне присуще по-
стоянство характера. Когда она становится
знатной дамой, то с грустью и умилением вспо-
минает прежнюю сельскую жизнь. И любовь
к Евгению по-прежнему хранит в душе. Пуш-
кину все нравится в Татьяне:
Она была нетороплива,
Не холодна, не говорлива,
Без взора наглого для всех,
Без притязаний на успех,
Без этих маленьких ужимок,
Без подражательных затей…
В произведениях ПушкинА вырисовыва-
ется тот собирательный портрет девушки,
которому он отдает предпочтение. Главные
ее черты – благородство и верность супру-
жескому долгу. Маша Троекурова, принес-
шая любовь в жертву святости брака. Марья
Гавриловна, отказывающая всем поклонни-
кам, потому что случай повенчал ее с неиз-
вестным офицером. Маша Миронова, не от-
рекшаяся от своего жениха и сумевшая по-
пасть ради него к самой царице. Наконец, Та-
тьяна, которая с твердостью говорит:
Но я другому отдана;
И буду век ему верна.
Проходят эпохи, меняются моды, увлече-
ния, общественные условия и законы, но все-
гда будут в чести те душевные качества, ко-
торые делают Татьяну Ларину и других
“пушкинских девушек” милыми: чистота,
благородство, верность.
В искусстве возможно такое чудо, когда
художник всерьез увлекается своим собст-
венным творением. Вероятно, и Александр
Сергеевич, работая над романом “Евгений
Онегин”, все более изумлялся чудесной де-
вушкой, оживавшей под его пером. Он с лю-
бовью описывает ее внешность, силу чувств,
“милую простоту”. На многих страницах не-
вольно признается: “Я так люблю Татьяну
милую мою”, “Татьяна, милая Татьяна! С то-
бой теперь я слезы лью…” Для ПушкинА
собственная героиня становится “милым
идеалом”.