Своеобразие сюжета драматургии А. П. Чехова

Драматургия Чехова строилась с учетом достижений прежде всего русской литературы, в частности драматических произведений И. С. Тургенева и А. Н. Островского. Вместе с тем пьесы Чехова – шаг вперед в мировом искусстве. Он начинает новый этап в развитии драматургии, обогащая опыт своих великих предшественников новыми достижениями, углубляя и расширяя возможности изображения жизни. Художественные открытия Чехова, в свою очередь, становились источником для дальнейшего развития драматического искусства во всем мире.

Новаторство Чехова

в области драматургии проявилось, в частности, в том, что пьесы Чехова строились не на остросюжетном драматическом действии, а на углубленном психологическом анализе характера. Действие развивалось и держало зрителя в напряжении не с помощью внешних эффектов, а путем постепенного проникновения в суть сложного, а порою и противоречивого внутреннего мира героя. Отсюда – новая организация художественного материала, новое представление о принципах построения сюжета.

В пьесах 1890-х-1900-х

гг. Чехов последовательно и решительно отказывается от какой бы то ни было сюжетной заостренности, напряженности в развитии действия, сценических эффектов. Иными словами, в его пьесах явственно ощущается отказ от событий как основы драматургического движения. Даже эффектнейшие сцены самоубийства героя или дуэли со смертельным исходом выносились им за сцену.

Как могла бы быть поставлена сцена аукциона в “Вишневом саде”, если бы Чехов прямо изобразил ее! Напряженность обстановки, торги, неожиданное вмешательство Лопахина, азарт, шум и волнение присутствующих, тихое отчаяние Гаева… Но это не для Чехова. У его предшественников и тем более современников такая сцена была бы даже эффектней, но именно поэтому Чехов ее и не изображает. Эффекты его не привлекали.

Известно одно важное высказывание Чехова: “Пусть на сцене все будет так же сложно и так же вместе с тем просто, как в жизни. Люди обедают, только обедают, а в это время слагается их счастье и разбиваются их жизни”.

Как в жизни. Это основополагающий принцип эстетики Чехова – не в смысле унылого натуралистического правдоподобия, нет, а как протест против литературщины, выдуманных сюжетов, ходульных героев, устоявшихся театральных амплуа. Этим принципом Чехов руководствовался в своих жанровых исканиях, так же он строил и сюжет своих пьес, так же изображал и характеры героев, так передавал своеобразие их языка.



Своеобразие сюжета драматургии А. П. Чехова