Сюжет и герои одного из рассказов В. Шукшина

Сюжет и герои одного из рассказов В. Шукшина.
Горести и печали человеческие –
живые трепетные нити…
В. М. Шукшин
Раннее сиротство, бесприютная юность, болезни, поздняя учеба, зрелые годы без собственной крыши над головой – так трудно и сложно складывалась судьба Василия Макаровича Шукшина. Прожил он всего сорок пять лет, из которых творчеству
смог отдать лишь десять – двенадцать. Но и этого оказалось для него достаточно, чтобы написать более ста двадцати рассказов, два романа, несколько повестей, киносценариев и пьес,

поставить пять полнометражных фильмов по собственным сценариям, сыграть более двадцати ролей. Этого бы хватило на несколько долгих и полнокровных творческих жизней, но сам он накануне своей безвременной кончины считал, что только-только начинает творить по-настоящему, по большому счету… Такой ” пробой пера” стал и рассказ “Мастер”. Сюжет прост: ведь это сама жизнь. Шукшина как художника задевали любые бытовые проявления, он не делил увиденное и услышанное на основное и побочное,
а считал, что все, что есть в жизни человеческой, важно и заслуживает того, чтобы перейти на страницы рассказов и в кадры фильмов. Он никогда не искал
материал для творчества специально, он жил, как все мы живем, видел и слышал то же самое, что и мы видим и слышим. Но там, где мы равнодушно скользили глазами – ничего особенного, пожимали плечами – ничего интересного, скучали – как долго тянется время, убивали часы на ожидание и праздное времяпрепровождение, – там, именно там Василий Макарович видел и слышал и интересное, и особенное, и значительное, и умное, и веселое, и печальное.. “Жил – был в селе Чебровка некто Семка Рысь…” – начинает свою историю В. М. Шукшин… И звучат в речи писателя знакомые с детства сказочные интонации, завораживая писателя, превращая “забулдыгу”столяра в фольклорного героя, хотя автор предупреждает нас, что Семка “совсем не богатырь на вид”, а “длинный, худой, носатый”. Ведь Алеша Попович тоже не отличался богатырской внешностью. Героем делают человека душевные порывы и поступки. А шукшинский мастер, неказистый на вид, обладает удивительно глубоким внутренним миром, оказывается достойным человеком. С первых строк Шукшин предупреждает: “Семка не злой человек. Но ему, как он говорит, “остолбенело все на свете”, и он транжирит свои “лошадиные силы” на что угодно – поорать, позубоскалить, нашкодить где-нибудь – милое дело. Временами он крепко пьет. Правда, полтора года в рот не брал, потом заскучал и снова стал поддавать”. Односельчане стращали его, уговаривали : “У тебя ж золотые руки!.. Ты бы как сыр в масле катался, если бы не!
пил-то..”. А в ответ: “А я не хочу, как сыр в масле. Склизко”. Две детали: “золотые руки” и Семкино “не хочу” – не капризное и потерянное, а уверенное, даже не желание, а убеждение. И возникает вопрос: почему же Семка пьет? Оказывается, что, выпив, как признается сам столяр, он лучше думает про людей. И вдруг понимаешь, что душа этого
человека ищет добра и красоты, но к сожалению, как-то неумело. А чуть позже автор расскажет нам, что Семке Рысю приглянулась церковка, которая стояла в деревне Талице: “Каменная, небольшая, она открывалась взору – вдруг, сразу за откосом…”. Она показалась мастеру необыкновенной, очаровывающей той подлинной неброской прелестью, над которой невластно время. “Обеспокоенный ее красотой и тайной”, Семка обнаружил удивительную архитектуру и исключительное мастерство русских зодчих 17 века, не просто восторг и преклонение перед неким совершенством почувствовал столяр, а серьезную ответственность перед древними умельцами, сегодняшними односельчанами и будущими поколениями. Он на миг словно слился душой с неизвестным зодчим и захотел доделать задуманное им. Однако ни местный поп, ни митрополит, ни писатель, ни председатель облисполкома “не смогли” помочь Рысю. Так он ничего и не
добился. “И Семка, все эти последние дни сильно загребавший против течения, махнул рукой…” – пишет В. Шукшин. Что же это за течение? Это поток обыденной жизни, и выносит он мастера… “к ларьку”… Семка пьет, чтобы уйти от злобы: от злобы на
людей и на самого себя, бессильного и даже совестящегося, что не смог отстоять “поруганную красавицу”. Прочитав рассказ, мы все свои симпатии отдаем этому герою. Чем же взял нас за живое Семка Рысь? Какими такими качествами привязал к себе? Может быть тем, что он действительно прекрасный столяр, умелец, каких поискать, а потому, при всех недостатках, его надо уважать? Вот и Шукшин намекает на это, назвав рассказ “Мастер”. Разумеется нет. “Нравственные качества обнаруживаются в связи с намерениями”. Эти слова принадлежат Аристотелю. Если так, то ничего непонятного в нашей симпатии к столяру нет. Его намерение отремонтировать церковь, хотя об этом его никто не просит, обнаруживает в Семке высокие нравственные качества. Но одного только намерения мало. И Шукшин это хорошо понимает. Он приоткрывает нам сердце героя, показывает сокровенное в его душе, нерастраченное, подлинное, отзывчивое. “Горести и печали человеческие – живые трепетные нити…”. Эти строки из рассказа “Верую”. Это больше, чем строки, больше, чем один какой-то образ, сравнение. Это наиболее точное определение многих художественных исследований Шукшина.



Сюжет и герои одного из рассказов В. Шукшина