“ТАТЬЯНЫ МИЛЫЙ ИДЕАЛ…” (по роману А. С. Пушкина “Евгений Онегин”, вариант 2)

Образ Татьяны – любимый женский об-
раз ПушкинА. С этим образом в творчестве
поэта мы уже встречались: Маша Троекуро-
ва в “Дубровском”, Маша Миронова в “Капи-
танской дочке”, – но это были только набро-
ски к портрету Татьяны. В этот образ Пуш-
кин вложил свои представления о женской
добродетели, духовности, внутренней красо-
те, и, подобно мифическому Пигмалиону,
влюбившемуся в Галатею, поэт влюбился
в свою героиню: “Простите мне: я так люблю
Татьяну милую мою”. Пушкин впервые в
русской

литературе изобразил женщину не
только как объект обожания, любви, но
прежде всего как личность. Образ Татьяны –
образ истинно русской женщины, и его со-
здание Белинский назвал настоящим подви-
гом ПушкинА.
В начале романа Татьяна – провинци-
альная молодая дворянка, выросшая в кругу
семьи, где почитали “привычки милой стари-
ны”. Девочка с детства отличалась серьезно-
стью, задумчивостью, мечтательностью. За-
бавы сестры Ольги – живой, подвижной,
/> шумной – никогда не нравились Тане, как
не интересовали и излюбленные в девичьем
кругу разговоры о моде:
Но куклы даже в эти годы
Татьяна в руки не брала;
Про вести города, про моды
Беседы с нею не вела.
Зато как нравилось Татьяне общество при-
роды! Она могла подолгу без устали бродить
в окрестностях, предаваться мечтам в одино-
честве: “Она любила на балконе предупреж-
дать зари восход”. Завораживали ее и расска-
зы няни про злых духов, верила Татьяна в га-
дания и сны.
Несказанное удовольствие доставляло чте-
ние романов, которые “ей заменяли все; она
влюблялася в обманы и Ричардсона и Руссо”.
Любовные истории, их романтические герои
заставляли чаще биться сердце семнадцати-
летней девушки, и оно готово было уже влю-
биться, но не в тех молодых людей, которые
ее окружали: их разговоры и образ мыслей
чужды были умной, мечтательной и духов-
но богатой душе, – она ждала необычного
героя.
Вот почему, единственный раз увидев
Онегина, так непохожего на других (образо-
ванного, загадочного, отрешенного от быто-
вых хлопот, со следами высоких пережива-
ний и разочарований), Татьяна влюбляется в
него: “Открылись очи; она сказала: это он!”.
Любовь открывает новые черты Татьяны: не-
обычайную искренность, доверчивость, от-
крытость, прямоту и нежность. Влюбившись
в Онегина, героиня не начинает кокетничать
с предметом своего обожания: кокетство не-
ведомо и противно ей, она предпочитает пря-
мо и честно открыться. Письмо Татьяны про-
никнуто жаром любви и одновременно сты-
дом, девушка решилась на этот поступок
только потому, что нисколько не сомневается
в выборе своего сердца и уверена, что любовь
эта – навсегда.
Другой!.. Нет, никому на свете
Не отдала бы сердца я!
То в вышнем суждено совете…
То воля неба: я твоя;
Вся жизнь моя была залогом
Свиданья верного с тобой;
Я знаю, ты мне послан Богом,
До гроба ты хранитель мой…
В том, что слова Татьяны искренны, что
она осталась верна своей любви до конца, мы
убеждаемся в финале на последнем свидании
с Онегиным:
Я вас люблю (к чему лукавить?),
Но я другому отдана;
Я буду век ему верна.
Благородством Татьяны нельзя не востор-
гаться – дав слово верности другому челове-
ку, хоть и нелюбимому, Татьяна не может его
нарушить. Она, теперь уже великосветская да-
ма, перед которой преклоняется цвет столицы,
осталась верна себе и своим идеалам: все так
же благородна, преданна, правдива и скромна.
Успех в свете и несметное богатство мужа не
сделали Татьяну счастливой, она, как и рань-
ше, готова отдать “всю эту ветошь маскарада,
весь этот блеск, и шум, и чад” за уединенную
жизнь в глуши, где когда-то встретила любовь
всей своей жизни. Но уйти она не может:
не позволяет мораль, освященная веками, ус-
тои, которым она следовала с детских лет.
Думая над романом ПушкинА и над обра-
зом его главной героини, еще и еще раз при-
ходишь к мысли, что, сколько бы ни прохо-
дило времени, как бы ни менялись мода и
нравы, женщину всегда хочется видеть та-
кой, какой была пушкинская героиня Татьяна
Ларина, – честной, благородной и нежной.